Электронная библиотека

к противоядию. Я говорю по опыту, Жанни: обыкновенное приветствие ваше:

"доброй ночи, Виктор" вместо доброй ночи дает мне злую бессонницу.

- Бедненький, Виктор! Теперь я знаю, отчего он бредит иногда наяву! Но

на чем мы остановились? На гарлемском жонкиле, на капском ранункуле, на

писаном тюльпане? И то нет! Ваша рассеянность прилипчива, господин ученик;

но вот кактус, который цветет однажды в год, и то ночью. Надобно несколько

зорь сряду стоять на часах, чтобы иметь наслаждение увидеть пышный белый

цвет его с оранжевыми окраинами; и вообразите, только два часа красуется он

и потом опадает мгновенно.

- Хоть два часа, но он цветет, он манит взоры, он радует сердце

прекрасных. Я бы готов был годами жизни купить подобное счастье!

Виктор пламенно глядел на Жанни, Жанни безмолвно смотрела на Виктора.

- Как здесь жарко! - сказала она, отбрасывая от лица воротник голубых

песцов, и задумчиво взялась за дверную ручку. - Повторим первый урок и

посмотрим, что заслужит ученик мой: место ли в углу или позволение бегать

по двору? Например, скажите мне имя этого цветка? - примолвила она, сорвав

тюб-розу.

- Не знаю, - отвечал Виктор, не сводя очей с очей Жанни.

- Но что ж вы знаете, боже мой?! - вскричала она.

- Любить, любить пламенно, - возразил с жаром Виктор, схватив нежную

ручку ее.

- А что значит любить? - спросила она с простосердечием.

А что значит любить? - повторяю сам я, обращаясь к читателям... И

вопрос этот, право, не так глуп, как он кажется сначала. Я много читал в

книгах, еще больше слышал мнений людских об этом предмете, и ни одного

согласного. Один говорит, что любить значит желать, другой, что любить -

отказываться от природы; тот уверяет, что нет любви без денег, другой, что

нет ее для богачей. Лишь Сократ сказал философическую истину, назвав любовь

стремлением к возрождению посредством красоты, но это определение страсти -

не описание ее действий, не характеристика ее феноменов; и что вы ни

говорите, а, кажется, я останусь при своем вопросе.

Не дивитесь же, милостивые государи, что этот простой вопрос ужасно

смутил неопытного любовника; он вовсе не был приготовлен разменивать свои

чувства на мысли и мысли на выражения. Нить его идей прервалась, бодрость

на дальнейшее объяснение его оставила; он произнес несколько неясных

звуков, потупил очи на цветок, который Жанни держала еще в руке, и, желая

найти точку опоры, сказал:

- Это колокольчик?

Должно полагать, у него крепко звенело в ушах, когда он назвал

тюб-розу колокольчиком. Жанни не могла удержаться от смеха.

- Нет, Виктор, нет, вы отчаянный ученик, - в вашей памяти, как в

снегу, не расти цветам.

- Лишь бы мне не были чужды цветочные венки, прекрасная Жанни! Менее

ль прелестна райская птичка оттого, что мы не знаем ее родины? Менее ль

благовонна роза, если назовут ее другим именем?

- По крайней мере не менее забавно. Заметьте, Виктор, листки этой

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки