Электронная библиотека

он получил насморк. Нигде и ничего не было видно естественного: там

возвышались жестяные цветы на решетке, ограждающей лабиринт величиною в две

сажени, там сгибался мостик, по которому не прошли бы рядом две курицы, там

сидели деревянные китайцы под зонтиками, скрываясь от летнего солнца в

октябре, там охотник с невероятным терпением метил в утку, которая двадцать

лет не слетала с озерка... Увидя на башенке оранжереи неподвижно стоящего

аиста, Виктор спросил у своей путеводительницы:

- Не фарфоровый ли он?

Жанни засмеялась:

- Мы не язычники, господин Виктор, - возразила она, - и хотя у нас,

как у египтян, эта птица в большом уважении, но мы еще не воздвигаем ей

храмов, ни идолов.

- Жаль, очень жаль; ваш Гензиус, кажется, рожден быть великим жрецом

этого долгоногого домашнего божества.

- А как нравится вам сад наш, господин критик?

- Чрезвычайно любопытен; это палата редкостей; жаль только, что я не

могу видеть его в полном блеске зелени и цветов.

- В этом вы можете утешиться; невелика жатва осени после ножниц нашего

садовника, и сад этот имеет неоцененную выгоду быть летом, как зимой,

неизменно скучным. Что касается до цветов, я покажу вам их царство, где

цветут они, как ваши северные красавицы, в теплицах.

Жанни растворила двери оранжереи. Башенка, сквозь которую вошли они,

занята была птичником: за светлою бронзового сеткою порхало множество

мелких заморских птичек; иные клевали зерна, рассыпанные по полу, другие

увивались около гнездышек. Любимые канарейки Жанни слетелись к ней, едва

она простерла руку, садились на плечо, ели сахар из уст ее. Виктор

любовался этой картиной.

- Это очень мило, - сказал он, - но я во всем вижу, что вы любите

своих гостей превращать в пленников.

- Напротив, я из чужих пленников делаю гостей: выпустить этих бедняжек

на волю, в нашем климате, значит погубить их безвременно.

- О, конечно, вы так добры, Жанни, так ласковы, что не только мирных

канареек, но и смелого сокола заставите забыть свободу.

- Сокола, Виктор? Благодарю вас за него; теперь, слава богу, не мода

носить дамам на руке этих хищных птиц, как видно на старинных картинках; я

бы страшилась сокола и за себя и за маленьких питомцев моих!

- И страшились бы напрасно, Жанни: ручной сокол преучтивая птица; он

бы доволен был конфетами и ласками вашими.

- Чтобы взвиться под облака и улететь?

- О нет! чтобы сидеть под кровлей вашей смирнее голубка!

- Вы чудесный рассказчик, Виктор! Вы скоро уверите меня, что у сокола

и когти для красы; но оставим летучее племя для этих растущих мотыльков,

которые к красоте воздушных детей весны присовокупляют благоухание и

постоянство. Это любимое общество батюшки.

- Цветоводство - приятное занятие для преклонного возраста, как

воспоминание прежних радостей, и полезный урок нам.

- О да, господин мудрец! Я сама бы любила цветы страстно, если б они

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки