Электронная библиотека

рамы и двери - лаком и бронзой; необыкновенный порядок был виден во всем.

Жанни, как ветер, порхнула в объятия своей матери, голландской барыни

в полном смысле слова. Вообразите себе барашка, сделанного из масла,

которого произвела рука домашнего ваятеля для увенчания кулича о светлой, и

вы схватите нечто похожее на фроу (vraw) Саарвайер-зен, прибавя,

разумеется, к этому целые пуки брабантских кружев, ключей и приседаний. Иль

если вы видели в Эрмитаже куклу хозяйки Петра Первого, вы видели мать

Жанни. Впрочем, никто в свете не мог быть добрее и ласковее ее.

Волей и неволей потащили молодца осматривать комнаты; неумолимые

хозяин и хозяйка терзали его, как журналисты читателей при академической

выставке; каждая редкость была ему колесом пытки. Виктор слушал, крепя

сердце.

Внутренность покоев, то обитых богатыми восточными тканями, то

убранных резьбою на орехе, отличалась более чудесностью и богатством,

нежели вкусом и красотою. Огромные японские вазы из синего с золотом

фарфора стояли, прегордо надувшись, по углам, и в них красовались бархатные

и парчовые цветы, разливая земное благоухание. Дело затейливых одноземцев

Конфуция, восковые и фарфоровые мандарины насмешливо качали головками на

закраинах каминов, и только одни картины Теньера, ваи дер Неера, ван

Остада, Рембрандта, Вувермана и других известных живописцев фламандской

школы заслуживали внимание.

- Каков этот Ван-Дик, дружище, - аа? - сказал хозяин. - Закладую его

против мускатного ореха, если в самом Брюсселе найдется ему пара! А этот

портрет нашего героя Витта? От него поневоле сторонишься, чтоб не задеть за

нос, - так он выходит из рам. Вот вид морского сражения, за которое

расстреляли англичане своего адмирала Бинга для ободрения прочих; настоящее

Зюйдерзее со своими желтыми валами; небо тает, дым разлетается, - чудо, а

не картина! Этот кальян выменял, или, правду сказать, выманил, я у

английского путешественника, - " он принадлежал шах-Аббасу. Эти часы, в

виде петуха, достал я прямо из Кантона. Они подарены императором Юнтчаном

Мудрым мандарину, которому он очень милостиво отрубил голову за возмущение,

поднятое иезуитами... Это кинжал Типпо-Саиба, эта вилка от того самого

ножа, которым убит Генрих IV, это... - Но, милостивые государи, у меня нет

прекрасной дочери, для которой бы вы стали, подобно Виктору, слушать все

описания игрушек, и редкостей, и сосудов, орудий домашних, а потом: почему

это так, а не иначе, и вновь: почему иначе, а не так, как у прочих.

Через вседневную, потом праздничную спальни добрались, наконец, до

торжественной, и она, как десерт, заключила пластический обзор. Госпожа

Саарвайерзен с гордым видом показывала чужеземцу вышитые ею ковры, кружева,

одеяло и наслаждалась изумлением его при виде брачной кровати, истинного

памятника ее искусства, который, по ее мнению, передаст ее славу

позднейшему потомству. Десять уступов подушек мал мала меньше восходили к

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки