Электронная библиотека

на солнечные часы, - так выставлялся вперед тонкий нос его; мигая, он так

высоко подымал брови и так бросал зрачками, как будто они хотели

перепрыгнуть через нос, чтобы повидаться. Он беспрестанно силился

улыбнуться, но, правду сказать, оставался при одном желании. Очень

значительно покрякивая, стал он раскланиваться, и при каждом сгибе

осанистая коса его перекатывалась со стороны на сторону: казалось, хребет

его и его коса (то есть хвостик, прицепленный разумнейшим из существ к

своему затылку) были рождены друг для друга; невозможно было представить

себе эту спину без косы или эту косу без такой спинки. Чудак этот был

бухгалтер Саарвайерзена - занятие, которое можно было угадать по

исполинской книге, которую тащил он под рукою; на ней, на зеленом сердечке,

написано было заглавными буквами: "Groos Buch" ["Главная книга" (голл.)].

- Добро пожаловать! - вскричал хозяин, завидя его. - Мы тебя только и

ждали. Дай-ка твоего табачку, Гензиус!

Гензиус, который был, так сказать, двуногою табакеркою хозяина,

скрипнул систематически крышкою и с почтением поднес табак Саарвайерзену.

- Ну, что новенького в городе? - спросил тот, понюхивая.

Рот Гензиуса растворился, как шлюз.

- Ничего, - отвечал он.

- Что говорят оранжисты, что делают наполеоновцы?

- То же, что и прежде, - возразил преважно бухгалтер.

- Ну, брат Гензиус, из тебя и пробочником не вытянешь весточки; будь я

король, я бы как раз произвел тебя в тайные советники. Расписался ли по

крайней мере ван Заатен в получении последней отправки сукон?

Этот вопрос навел Гензиуса на родную колею; он с торжествующим видом

раскрыл книгу и указал на страницу, унизанную нулями, как бурмицкими

зернами. Лицо хозяина просияло.

- Чудная сделка, славный барыш, - ворчал он про себя. - Право, завод

мой не воздушные вавилонские сады и мой кредит крепче пирамиды фараонов.

Ну, господа, теперь можно и отправляться im Goodens naamen (во имя божие).

Все было готово к отъезду в одну минуту. Карета, запряженная четверкою

огромных фризских коней, потрясла шоссе, подъезжая, и путешественники

покатились в ней к столице фабриканта. Хозяин с дочерью поместился в задней

половине, Гензиус и Виктор - в передней, и он так был доволен, так

восхищен, сидя против милой голландочки, что, сколь ни новы были для него

окружающие предметы, сколь ни любопытно путешествие по чуждой земле, он ни

разу не выглянул за окошко. Многие с нетерпением скачут по дороге, не

наслаждаясь удовольствием ехать от излишнего желания доехать; напротив, мой

Виктор был счастлив путешествием, одним путешествием; он желал бы сделать

из него вечное движение; весь мир его качался тогда на одних с ним

рессорах. Он умолял только судьбу, чтобы она наслала на колесницу их

морскую качку, чтобы дорога была круче и ухабистей, - и знаете ли, для

чего? Чтобы колено его могло коснуться колена красавицы - опыт, который ему

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки