Электронная библиотека

нераздельной взаимности. Впоследствии испытанные и, может быть, усталые в

игре любви, мы гоняемся более за умом, нежели за чувством, и блестящие дамы

увлекают нас скорей, чем застенчивые девушки. Тогда вкус наш притуплён; ему

нужна острота для возбуждения, и, сидя подле прелестной скромницы, только

из учтивости поглощаем мы зевоту и потихоньку шепчем с Байроном: то ли дело

дама! Для нее не нужно переводчика, чтобы понять, о чем говорится, и, водя

вас за нос и приклеивая вам нос, она дарит приятнейшими часами; а девушки

умеют только прелестно краснеть, притом же они так пахнут бутербродом

(toasts)!

Виктор, как мы уже сказали, не достиг еще до этой премудрости и,

полюбя душой, искал только души, которая бы вполне отвечала ему, любил для

того, чтобы любить, а не умничать. Сердце его полетело навстречу

девственному сердцу Жанни, которая недавно бросила куклы и еще не привыкла

к автоматам - одноземцам своим. Семнадцать лет - роковое время даже по

Брюсову календарю, а Брюсов календарь, как вам известно, безошибочный

оракул, и появление Викторовой звезды на сердечном горизонте милой

голландочки грозило каким-то чудным сочетанием планет.

Приятная наружность, веселый, откровенный нрав, а всего более

бесстрашие его для спасения утопающих, помощь, им оказанная, и опасность,

висящая над его головою, - все это вместе заронило в грудь Жанни такие

искры, которые не хуже греческого огня зажгли бы сердце в воде, не только

во фламандском тумане. Как ни малоопытен был новичок наш, однако ж заметил,

что если перед ним не спускали еще флага, по крайней мере салютовали равным

числом вздохов - вещь, равно лестная его самолюбию, как и радостная для его

склонности. В короткое время их знакомства они уже бегло изъяснялись

пламенным наречием взоров и в один час говорили друг другу столько новостей

посредством этого телеграфа, что сердцу было на целую неделю работы

пояснять и дополнять недосказанное. Жаль, право, что в наш изобретательный

век не приспособят этого наглядного, или, лучше сказать, ненаглядного,

средства ко взаимному обучению. Я уверен, что самый тупой ученик, с помощью

пары женских глазок, в несколько заседаний станет понимать обо всем, как

славный Пико де ла Мирандола, который на двенадцатом году выдерживал ученые

споры на всех живых, мертвых и полумертвых языках.

Занят или, лучше сказать, поглощен созерцанием своей Жанни, молодой

моряк очень рассеянно отвечал на вопросы и шутки хозяина; но, к счастью,

тот, прихлебывая звездистое кофе, дымя трубкою и пробегая листок купеческой

газеты, мало обращал внимания на все, что не носило на себе вида нумерации.

Скрипнувшая дверь заставила, однако ж, всех обратить на нее взоры;

входящий в комнату был человек высокий, худощавый, в черном фраке,

скроенном еще во времена Рюйтера, в плисовых штанах с тяжелыми пряжками и в

дымчатых шерстяных чулках, замкнутых в обширные башмаки. Лицо его походило

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки