Электронная библиотека

- с сим словом он сбросил с себя шинель и показал аксельбант свой.

- Русский офицер! - вскричал голландец, опускаясь в кресла, как будто

эта весть придавила его.

Такое начало не много предвещало добра Белозору. Он знал, что в

Нидерландах была тьма партизанов нового французского короля Луциана, и

легко могло статься, что хозяин был одним из них.

- Могу ли надеяться найти в вас друга или по крайней мере

великодушного неприятеля? Если вы не решитесь скрыть нас у себя на время,

то не предавайте французам.

- Stoop, stoop [Стой, стой! (голл.)], молодой человек! - вскричал с

жаром голландец. - Август ван Саарвайерзен никогда не был предателем, и все

голландцы друзья русским со времен вашего Великого Питера, в особенности я;

у двоюродного деда моей жены учился он плотничать в Заардаме. Я так же

ненавижу французов, как и ты: от всего сердца. Проклятые эти мыши сгрызли

наш кредит, как свечку, своею континентального системою и заставили меня,

первого суконного фабриканта в Флессингенском округе, работать на своих

грабителей солдатские сукна. Правда, я от этого подряда не в накладе, но

слава, слава моих сукон пропадает теперь... А какие у меня делались сукна!

Мягче бархата, крепче кожи - и шириной в два аршина с четвертью,

sapperloot! [Тьфу! (голл.)] Ты у меня безопасен на несколько дней вместе со

своими земноводными; вот моя рука, и дело в шляпе. Ступай-ка, приятель,

сними свой свежепросольный мундир, и потом за рюмкою мы потолкуем, как все

уладить.

Ван Саарвайерзен вывел матросов в поварню и поручил избавленной

поварихе угощать их, и скоро они уже разговаривали между собою, болтая

каждый без умолку по пальцам и языками, будто понимая друг друга как нельзя

лучше. Виктору же указал он небольшую комнату, принес ему стеганый халат,

сухого белья - одним словом, ухаживая как за сыном.

Через четверть часа наш герой явился в столовую, хотя странность

наряда пугала его более, чем неприличие в нем показаться на глаза

красавице. Необходимость, впрочем, служила ему и убежденьем и извинением;

только он никак не согласился надеть на голову пеньковый парик от простуды,

несмотря на все увещания хозяина.

Ужин был подан.

Белозор будто ожил, мало что ожил - будто вновь одушевился.

Благотворная температура комнаты, вкусные блюда, славное вино, а что всего

важнее, близость миловидной девушки развернули его ум и чувства

необыкновенною веселостшо. Он чокался с хозяином, смеялся с дочкой его,

бросал ему шутки, ей приветы и, несмотря на промен пламенных взглядов, не

забывал работать ложкой и вилкою. Таков человек, милостивые государи,

такова вся природа: жаворонок с неба летит на землю за червячком.

Получив хорошее воспитание, ограненное, так сказать, столичного

жизнью, он свободно мог изъясняться по-французски, а немецкий язык был ему

почти природным по матери, урожденной эстландке, и потому беседа их была

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки