Электронная библиотека

важничать? - отвечали ему многие голоса на том же языке.

- Отворите и узнаете!

- Va te faire pendre (убирайся на виселицу), - было ответом, - nous

sommes ici de par l'empereur Napoleon (мы здесь по приказу Наполеона).

- Если б вы были здесь по приказу самого сатаны, и тогда отворите, или

я раскрою не только дверь, но и черепы ваши!

Громкий смех, перемешанный с выразительными клятвами французских

солдат, вывел его из терпения; удар ноги высадил двери с петель; они,

треща, упали в средину; неожиданное зрелище представилось глазам его.

Четверо французских мародеров, полупьяные, полуоборванные, заняты были

грабежом; один, держа свой тесак над головой старика, сидящего в креслах,

шарил у него в карманах; другой грозил карабином на прелестную девушку,

которая на коленях умоляла о пощаде отца; третий осушал бутылку с накрытого

для ужина Стола, прибирая в карманы ложки, между тем как четвертый ломал

штыком замок железом окованного сундука, который противился его усилиям.

- Ilalte la, coquins! [Стойте, негодяи! (фр.)] - произнес Белозор, и

вышибленный из рук француза карабин грянулся на пол; вместе с этим он дал

такого пинка другому, который грозил старику, что тот полетел в угол. Два

камня засвистели еще, и один из них угодил прямо в бок ломающему сундук; он

заохал и выронил штык из рук своих.

- Sauve qui peut, nous sommes cerne (спасайся кто может, мы окружены)!

- вскричали испуганные мародеры и опрометью кинулись в растворенное

окошко; все это было делом одной минуты.

Старик голландец, одетый в китайский халат, с изумлением поворачивался

на креслах то вправо, то влево, и на полном, как месяц, лице его,

увенчанном бумажным колпаком, очень ясно видно было, как пробегали облака

сомнения: к какому роду причислить своих избавителей? Полдюжины полуодетых,

или, лучше сказать, полураздетых, людей, с небритыми бородами и бог весть

какого племени, заставляли его думать, что он переменил только грабителей,

не избегнув грабежа. Восклицания: "genadiste Good [Милосердный бог

(голл.)], два аршина с четвертью!" и потом аа, которое переходило в оо и

кончилось на ээ - двугласных, составляющих основу голландского языка и

нрава, доказывали, что ни ум, ни сердце его не на месте. Зато милая дочка

его была гораздо признательнее и доверчивее; неожиданный переход от страха

к радости так поразил ее, что она чуть не кинулась на шею к Белозору и,

схватив его за руку, в несвязных восклицаниях благодарила за избавление. Он

раскланивался, она приседала, оба краснели, не зная сами отчего; старик

поглядывал на ту и на другого.

Наконец, всмотревшись хорошенько в открытое, благородное лицо юноши,

голландец будто отдохнул.

- Кому одолжен я столь важною услугою? - спросил он по-французски,

приподнимаясь с кресел и снимая колпак.

- Человеку, брошенному бурею на ваши берега, который просит у вас не

только гостеприимства, но и убежища, - отвечал Белозор. - Я русский офицер!

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки