Электронная библиотека

поручик и бросился на пушку с охотниками; выстрел сверкнул - и наших обдало

как варом. Зарницкий упал со стоном, и солдаты отступили в беспорядке. Я был

впереди, кричал, сердился, приказывал, грозил - все даром: люди мои будто

ничего не слыхали, перестреливаясь издали, медленно, лениво, - я кипел

негодованием и досадой.

Вдруг, видим мы, несется к нам на рыжем копе всадник, в черных латах, в

блестящей каске, из-под заброшенной за спину шинели сверкал штаб-офицерский

эполет. Прискакав под выстрел, он спрыгнул с коня и обнажил палаш свой.

- Вперед, вперед! - крикнул он. - Сомкни ряды. Господин ротмистр, вы

должны непременно взять этот замок! Ребята! вы русские, - вам стыдно

отступать, за мной, товарищи; я ваш начальник; смерть тому, кто отстанет, -

на руку, ура!

С этим словом он кинулся к стене, не оглядываясь назад, как будто

уверенный, что магический пример его увлечет всех за собою. И в самом деле,

нежданное появление этого латника, его колоссальные формы, его бесстрашная

осанка, его повелительный голос показались солдатам чем-то

сверхъестественным; они ожили, посильнели.

- Ура! - раздалось в ответ на призыв латника, на усиленный огонь

французов, и все мы кинулись к подъезду, вынося друг друга на плечах;

выстрел, картечь через головы, пошла резня рукопашная. Мы ворвались в

комнаты, и дело решилось. Кирасир рубил без пощады; каждый взмах его падал

смертью, - он рассек голову французскому батальонному командиру, едва тот

успел завалить затравку, и несчастный упал в крови через лафет; солдаты мои

остервенились потерею многих товарищей и с ожесточением кололи всех

французов и вооруженных шляхтичей, упорно против нас защищавшихся.

Картина была ужасная!

Пороховой дым густыми облаками ходил по залам; кровь, смешанная с

рассыпанным порохом, залила паркет, на котором лежали, между множеством

трупов, украшения потолка, обрушенные от выстрелов. Разъяренные победители

ломали мебели, били стекла и зеркала, обдирали обои; наконец, вызванные из

замка для фуражировки, добычи, гораздо для них нужнейшей самого золота, они

рассыпались по деревне, и в замке все утихло. Воображать себе, что солдаты в

военное время так смирны, как это пишется, - надо быть или очень легковерну,

или вовсе слепу: общая опасность уравнивает больше или менее все чины, а

необходимость заставляет глядеть сквозь пальцы на некоторые своевольства.

Так идет в строю; в летучем же партизанском отряде, которого главная цель

есть вредить неприятелю всякими средствами, вести, так сказать, разбойничью

войну, - еще более случаев пограбить за глазами начальников. Следуя правилу

своему - расхищать, что могут найти, истреблять, чего нельзя унести, чтобы

врагу не досталось ни синего пороха, ни соломинки на кровлю, ни прутика для

огня, - мои молодцы с особенною ловкостию пустились шарить и шныхарить. Взяв

все предосторожности от внезапностей, я велел караульным разложить в одной

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки