Электронная библиотека

возмущает околоток к отпору. Я выпросился у генерала примкнуть к вашему

отряду и поскакал вслед за вами с одним ординарцем. Остальное вы знаете,

кроме заключения!..

Тут латник остановился, глаза его снова засверкали гневом, и кровь

пятнами вступила в лицо...

- Я увидел в схватке бегущего графа, - продолжал он, - я следил, я

достиг его далеко от замка. Конь его, застреленный мною, пал и придавил

собою злодея. Палаш мой сверкнул над его головою. О! как сладки были для

слуха моего мольбы врага о пощаде! Подлец! Он не умел и умереть благородно;

он не выкупил ни одною минутою твердости черной своей жизни. Как унизительно

выпрашивал он, будто милостыни, чтоб я дал ему время раскаяться! Нет,

злодей! я не дам тебе раскаяться! Ты превратил в ад мое небо - ступай же сам

в вечный ад! Я мог бы простить свою собственную, кровную обиду; но тысячи

обид, нанесенных существу драгоценнейшему для меня всего на свете, с которым

ты разлучил меня, - этого не мог и не должен был я простить. Это было выше

души моей, - я с ожесточением вонзил ему в грудь свой клинок.

- Спрашивай о том у господина майора, - сказал я, указывая на латника.

Он вскочил.

- У меня одно приказание для вашего отряда, господин ротмистр, -

отвечал он, - одна просьба до вас самих - велите зажечь замок со всех

сторон: хочу, чтоб и самая память Остроленского погибла под пеплом!

Я склонил голову в знак согласия; скоро зазвучала труба. Мы едва успели

сесть на коней, как замок вспыхнул столбом. Латник долго ехал, оборотись

назад, будто любовался пожаром; но когда лес заслонил нас даже и от дымного

облака, он впал в глубокую думу; мы не хотели докучать ему нескромным

участием и ехали тихо, безмолвно.

Вдруг мой латник будто проснулся от сна.

- Господа! - произнес он, - прошу вас, как товарищей, отошлите этот

кошелек в мой эскадрон. Пускай поминают меня мои добрые кирасиры! Отправьте

также эти бумаги к брату моему (он назначил адрес), они будут ему весьма

нужны... Наконец простите меня сами - не осуждайте память мою; сегодня,

непременно сегодня я буду убит! Тень Фелиции посетила меня в прошлую ночь!

Мы изумились, слыша, с каким уверением говорил человек воспитанный о

предчувствиях, о явлениях по смерти.

Впрочем, мы очень осторожно старались разуверить его.

- Вы видели портрет Фелиции, майор, а сон мог продлить заблуждение.

Кровь ваша была вчерась так взволнована, так воспалена! - сказал я.

Латник горько улыбнулся.

- Господа! - отвечал он, - может быть, я не могу так же красно, как вы,

толковать о лживости предчувствий, о невозможности сообщения живых с

умершими... но я верил этому так жадно, так долго, эта вера была моею

отрадою, какой-то голос в душе говорит мне, что я не обманут. Отечеству

посвятил я жизнь мою, но умереть хочу для себя! За границею этого мира

ожидает меня Фелиция!!

Более не молвил он ни слова.

Под вечер вышли мы на Виленскую дорогу и соединились с главным отрядом

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки