Электронная библиотека

глаза подернулись дымною оболочкою. Иногда, среди белого дня, он

останавливался на быстром ходу и, весь трепеща, отступал; иногда вскакивал с

кресел, произнося невнятные слова. Этого мало: по сказкам всей дворни, стали

твориться чудеса в доме. Что ни полночь, двери из бывшей тюрьмы княжны

распахивались с визгом сами, и оттуда явственно раздавались мерные шаги,

только никого видно не было. В ту же минуту подымался тяжелый стон из

подвала так протяжно, так страшно и пронзительно, что он слышался во всех

углах замка. Напрасно зарывали все головы в подушки и завертывались в

одеяла: он все слышался в ушах и звучал, как в пустом склепе могильном. В

спальне у князя каждую ночь слышали чью-то походку, адский смех и потом

скрежет зубов, проклятия и будто хрипение смерти. Никто не смел, однако ж, и

намекнуть о том, не только спросить князя, - он хранил мертвое молчание. И

вдруг в одну ночь он с воплем выбежал из спальни своей, бледный, испуганный;

в одной сорочке, он сам походил тогда на мертвеца.

- Запрягайте коней! Подавайте возок! - кричал он. - Чтобы сейчас, сей

же миг стар и мал бежал из этого проклятого дома, вон отсюда и навсегда...

Слышите ли, говорю я вам, выбирайтесь вон мигом!

Как ни удивлены были слуги и все домашние таким нежданным приказом,

только шутить с князем было плохое дело: через час не осталось в целом доме

ни человека, ни кошки. Все это кинулось, потащилось и поползло в зимнюю

ночь, кто на чем попало, в другую усадьбу верст за тридцать. С тех пор дом

этот стоит заколочен. Суеверие сторожит его лучше всяких караульных и собак.

На закате солнца, не то чтобы в глухую ночь, ни один крестьянин не смеет

мимо его вблизи проехать. Через полтора года князя нашли мертвым в постеле.

Простолюдины толковали, что его заели нечистые, которым продал он душу,

уверяли, что видели на шее следы зубов. Люди умные говорили, что правосудие

божие кликнуло его на расправу. Его похороны были праздником не для одних

плакальщиц.

Усадьба Шуран, вместе с деревнею, досталась на долю моей матери.

Несмотря на все выгоды и устройство хозяйственное, она не хотела туда

переселиться. Только раза два в лето приезжала она с нами к управителю,

жившему в одном из отдаленных флигелей, для надзора и поверки счетов на

месте. Само собою разумеется, что дворня наша, и мамки, и нянюшки мои не

упустили случая насказать мне с три короба страхов и преданий об этом

таинственном доме. С каким, бывало, трепетом, с каким удовольствием

осмеливались мы с братом приближаться по заросшему крапивою двору вечерком к

заколдованным палатам! Главные двери были забиты досками; окна зацвели

мертвою синевою; в разбитые стекла порхали птицы, и кровля во многих местах

упала собственною тяжестию. Осторожно переступая, будто боясь попасть в

силок или в очарованный круг, подходили мы к крыльцу; на нем, по спаям

камней, росла уже трава. Брат мой был и постарее и посмелее меня и порой

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки