Электронная библиотека

чего-то бежал с робостию, то улыбался младенчески.

- Друг! - сказал я, тихонько ударив его по плечу, - верно, душа твоя

была теперь в домовом отпуску?

- Правда, - отвечал он, очнувшись, - тишина и сумерки стелют моему

воображению мост на родину. Рассказ этого старика освежил во мне многие

картины из моего младенчества, из моей юности. Но всего более эта унылая

песня сырых дров, это завыванье трубы, словно призыв какого-то великанского

рога, напомнили мне старину, когда, лежа в постели, я любил слушать ветер,

стонущий сквозь трубу печки. Чугунная вьюшка звучала, как далекий

погребальный колокол, и зимняя вьюга, сыпля иглами инея в стекла,

рассыпалась едва слышною гармоникою. Какой-то новый мир, вовсе незнакомый,

ощутительный, но безвидный, обнимал меня; какие-то чудные существа теснились

к душе... Мне казалось, я слышу лепет их крыльев, шум стоп, жар дыхания,

невнятный их говор. Еще более... порою предо мной вились, сверкали, огнились

символические их письмена, которые вместе были и буквами и живыми образами;

самые звуки принимали на себя какую-то неопределенную форму. Не умею

выразить, что бывало со мной в этой дремоте: я трепетал, как струна,

издающая божественный голос; томный и вместе сладостный ужас пробегал по

моим жилам; я хотел постичь его и болезненно сознавался, что природа не дала

самой душе органов для вкушения этого безыменного чувства; на меня находила

тогда тоска; я походил на человека, который страстно любит музыку и страждет

случайною глухотою. Бывало, завернувшись в одеяло с головою, из подобного

состояния я переливался в чуткий сон; и в нем еще явственнее, еще живее мои

видения кружились около; по тогда я уже сам становился действующим лицом:

говорил, как Демосфен, читал неведомые, прелестнейшие поэмы, но от них при

пробуждении оставались во мне только ощущение восторга, только слеза

умиления. То ли еще: я летал птицею в безднах, я плавал как рыба, я как

воздух проницал в глубь земли. Мне виделось, что я мог глядеться в душу

свою, и чужие речи и мои мысли вставали, проходили передо мной, воочию

совершались, как говорят русские сказки. Особые места действия, особый круг

знакомства, особенное родство имел я в сонном мире своем; но каков был он,

но кто эти знакомцы и родные, память моя не могла схватить, пробудившись

совершенно. Зато всякий раз, склоняя голову на подушку, я обнимал ее, как

друга-чародея, который унесет меня к милым.

Отрадно плыть во сне туманной Летой, Забыв часов бряцающую медь, В

видениях пожить вне жизни этой и без кончины умереть!!

Моралисты сулят покой несчастным за дверью гроба; зачем ходить так

далеко? Сон есть лучший уравнитель в жизни. Когда вздумаешь, что царь и

последний поденщик, богач и бедняк, одинаково проводят треть суток, первые

не пользуясь своими преимуществами, последние забывая свое горе, - то

какое-то утешительное чувство проникает в душу. Я еще допустил, что

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки