Электронная библиотека

змею подколодную, которая, бывало, спит и видит, как бы огорчить нашу

голубку своею наглостью. Бедная графиня сохла, как былинка на камне, таяла,

как свеча воску ярого, плакала перед одним паном богом и молчала перед

добрыми людьми. Правду сказать, добрые люди скоро покинули замок наш, ворота

заросли травою, и двери в столовой приржавели к петлям, - бог снял свое

благословение с маионтка княжего после смерти старика Наримунта. То дождь

вытопит луга, то град побьет хлеба, то зверь попортит стадо; а карты, эта

бесовская грамота, рассыпали по чужим карманам дедовское серебро и золото.

Напировавшись со своими панибратами досыта, граф стал уезжать бог весть

куда. Настала осень, желтый лист засыпал дорожки сада, однако барыня, не

глядя на ветер, бродила по нем будто на прощанье с божьим светом. В один

день в сумерки (тут дворецкий оглянулся во все стороны, и, уверясь, что его

никто не подслушивает, перекрестился, и, понизив голос, продолжал) - это

рассказывал мне покоевец, который завсегда издали ходил за нею... в один

день в сумерки она возвращалась тихими тагами в замок, печальна, бледна,

потупив голову... как вдруг перед ней стал всадник на вороной, как воронье

крыло, лошади... Покоевец присягал на свою душу, что все двери сада были

заперты накрепко и что он не слыхал ни топоту, ни ржания конского, - он

явился как тень, спрыгнул долой и схватил графиню за руку. Между тем как

перепуганный покоевец стоял как вкопанный, всадник что-то тихо и долго

говорил с нею... что-то похожее на поцелуй раздалось впотьмах, и вдруг

графиня застонала пронзительно... Когда слуга подбежал к ней, черного

всадника уж не было! Наутро не нашли даже конских следов по дорожкам сада.

Спрашивать о том графиню никто не смел; сама она молчала. Когда ей после

этого испуга предложили лекарства, она отвечала, что все напрасно... что она

знает наверное час своей смерти и что, едва прорежется рог у нового месяца,

ее не станет. С той поры в каждую пятницу сиживала она по вечерам в этой

самой комнате, одна-одинехонька с своею собачкою, до поздней ночи, без

свечек... и словно с кем разговаривает. Здоровье ее стало на закате, час от

часу плоше: похудела, хоть насквозь гляди... И вот на ущербе месяца ей стало

очень трудно, а все еще на ногах бродила. В четвертую пятницу она опять

пришла сюда сидеть у этого окошка и глядеть на поле, покрытое снегом. Било

уж одиннадцать ночи... Вдруг все ее ближние послышали: кто-то всходит

тяжелой стопой на лестницу. Что за диво! Наружные двери я сам запер

крепко-накрепко. Слушаем: чудится, будто графиня с кем-то разговаривает...

Тише, тише, тише, все утихло. Со страхом вбежали в комнату ее панны, глядь -

графиня лежит на софе в обмороке... Назавтра поутру приехал грабе из Вильны,

и в следующую ночь, - когда блеснул ноготок молодого месяца, - она

скончалась. Радость, которую наш пан не хотел и скрывать, мучительная

кончина графини так скоро после его приезда и синие пятна, проступившие на

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки