Электронная библиотека

на грех, перед самым шлюбом (свадьбою) пишет мать капитану, что она больна и

хотела бы благословить его своей рукою, на советную жизнь и на всякое

счастье... Капитан свернулся мигом в дорогу... Слез-то, слез было на

расстаньях, что не приведи господи, индо вчуже сердце разрывалось. Панна

Фелиция упала в обморок, когда он сел на коня, ветер замел следы его на

песке, - бог не судил жениху воротиться. Здесь жил тоже дальний родственник

старому князю, грабе Остроленский. Лицом, нечего сказать, красавец, зато

душою вьюн; он опутал старика сетью шелковою, да и к жениху подпал он таким

другом, что ни тот, ни другой не пили, не ели без него. Промежду тем он

исподтишка больно зарился на панну Фелицию и спрятал в сердце досаду, когда

капитан оторвал у него от губ подвенечную чару. Чуть уехал капитан, грабе

стал рассыпаться мелким бесом пуще прежнего: улещает старика, плачет, словно

от луку, с невестою. Уж не ведаю, как это сталось, только мы стали получать

от капитана письма день ото дня реже, и с часу на час холодел к нему старый

князь Наримунт. Вестимо, панове, дело заглазное; оправдать его было некому,

а наговаривать на далекого нашлись добрые люди. Грабе, как жаба, лежал у

старика на ухе. Вот и совсем перепала весть о женихе; месяца с четыре ни

слуху, ни духу, ни загадочки. Панна Фелиция не осушала очей на солнышке;

сидит, бывало, в своей комнате под окном, глядит на дороженьку да горюет,

бедняга. Привозит однажды ездовой из города почту. Господа в то время сидели

за столом тихо, печально, словно на похоронах. Только пан грабе шутил и

смеялся, чтобы развеселить гостей. Подал ездовой князю связку писем, наверху

одно с черною печатью. Открыл князь, прочел его и молча передал дочери... Не

успела та заглянуть в него - вдруг побледнела, как платок: то была страшная

весточка для невесты - жених ее умер.

Время текло у нас тише воды; в гостиных было как на кладбище. Не прошло

полугода, слышим; объявляют, что пан грабе Остроленский женится на нашей

ксенжничке (княжне)! У девушек коротка память, панна Фелиция, однако ж, не

забыла прежнего милого; ее принудили выбрать другого. Отец твердил то и

дело: "Я не проживу долго, дай себя увидеть не сиротою, выйди да выйди замуж

за грабия"; надо было потешить отца на старости лет. У нас отпраздновали

свадьбу. Нечего и говорить, что всего было вдоволь, всего, кроме радости,

про любовь ни помину. Не прошло месяца, все оборотилось у нас вверх дном.

Пану грабе нужно было не сердце, а приданое Фелиции. Старик отдал ему полную

волю в доме и в именье, да и стал у себя первым невольником. Никому не стало

житья от нового господина. Он сбил со двора даже старых собак, не то что

покоевцев и ловчих. А уж глядеть на нашу милую пани Фелицию - так сердце

кровью заливается: чего-то, чего она не перенесла от злости мужа! Попреками

да укорами отравлял он ей каждую ложку за обедом и, наконец, до того мучил

ее, что заставил принимать к себе свою отъявленную любовницу - настоящую

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки