Электронная библиотека

постигая тому причины. Слушает... нет, это не обман воображения, - третий,

незнакомый голос, голос могильный, голос нездешнего мира произносил там

звуки укора, и тяжкие стенания страдальца служили им страшным отголоском.

Все слушали с напряженным вниманием. Полковник, опершись головой об

руку, безмолвно следовал за рассказом, поверяя, кажется, слышанное с

известным ему прежде... Только дождь, бьющий в окна, прерывал тишину залы.

- Значение слов убегало, однако же, от уха моего приятеля, - продолжал

человек в зеленом сюртуке, - испуганного тем более, что он был уверен, как

сам в себе, что никто не мог пройти в комнату больного, не быв замечен им

сквозь замочную скважину. Дорого бы заплатил он тогда, если б можно было

превратить стену, разделяющую их комнаты, в стеклянную. Наконец явственно

услышал он страшный, последний стон венгерца, стон души, вырывающейся из

тела... И потом долго длилось молчание, и потом шаги двух - не говорю людей,

- но существ по комнате... С треском растворились двери, свет фонаря

сверкнул в коридоре - и он увидел...

В это самое время быстрый топот ног послышался на лестнице, и дверь

залы, сорванная ударом с крючка, расскочилась настежь обеими половинками.

Гвардейский герой изменился в лице, артиллерист схватился за стакан, как за

талисман против всякого наваждения; драгунский капитан сжал ручку

черкесского кинжала, по обычаю всех кавказцев носимого на поясе; чахоточный

прокурор обомлел на стуле своем, а толстый барин, с восклицанием: "С нами

крестная сила!", так внезапно прикатил свое туловище к столу, что рюмки и

стаканы зазвенели друг о друга. Все прочие с робостию, более или менее

заметною, устремили глаза на дверь.

Это был, однако же, не иной кто, как племянник полковника. С черного

плаща его катились крупные капли дождя; шляпа надвинута была на самые брови,

и он, не сняв ее, торопливо вбежал в залу. Мутные глаза его бродили, на

бледном лице выражался испуг, речь исчезала на дрожащих губах. Тяжкими и

долгими порывами дышал он и наконец бросился, или, лучше сказать, упал, в

кресла, беспокойно озираясь кругом, будто боясь преследования. Бесчисленные

вопросы посыпались на него со всех сторон; но он ничего не слушал, никому не

отвечал. Потом быстро вскочил он, схватил за руку дядю и увлек его на другой

конец залы, чтобы изъясниться наедине. Все шепотом и знаками выражали свое

изумление, не спуская глаз с молодого человека. Он говорил тихо, но с жаром.

Полковник слушал, внимательно, но недоверчиво; скоро, однако ж, улыбка

сомнения слетела с его лица, - оно померкало постепенно и, наконец,

побледнело как полотно... Безмолвно стояли они потом, глядя друг на друга, в

течение нескольких минут. Наконец полковник угрюмо сжал руку племянника,

опоясал саблю, засветил маленький фонарик свой, и оба вышли вон, не удостоив

ни словом, ни даже поклоном собрание.

- Они пошли на кладбище, - сказал таинственный человек, прильнувши к

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки