Электронная библиотека

увлечен в плен, в горы, провел горькие годы в жестоком невольничестве и,

перепроданный несколько раз, бежал к Черному морю и достиг до своего

отечества. Известие обо всем этом, от него, чрез многие руки и многие

столетия перешло во время крестовых походов в руки тамплиеров, с верными

подробностими. Не знаю, старались ли они извлечь из недр земли эти сокровища

и какова была удача попыток, если старались; только венгерец прибыл сюда,

как полагали, с тайным поручением ложи - поверить на месте предания и, если

можно, вырыть из земли под вековым прахом погребенный клад.

- Клад! - умильно воскликнул помещик, у которого охота к охоте

спровадила в заклад почти все имение.

- Клад! - произнес, облизываясь и потирая руки, прокурор, - об этом

следовало уведомить местное начальство.

- Особенно если там найдутся старинные монеты, оружие, утвари, чудные

украшения или древние идолы, - примолвил в первый раз какой-то археолог с

готическим носом, у которого слова были, кажется, так же редки, как медали с

изображением царей Кавказа.

- Со всем тем, - продолжал таинственный человек, - венгерец,

по-видимому, не имел охоты делиться с местным начальством, ни угождать

господам искателям древностей, потому что меры его были чрезвычайно скрытны

и осторожны. Один только чудный случай и странное стечение обстоятельств

ненамеренным образом открыли часть его тайн одному из друзей моих, который в

прошлом году жил рядом с его комнатою. Он рассказывал про этого непонятного

человека много таких вещей, от коих поднялись бы волосы дыбом у самого

неверующего вольнодумца.

- Этому трудновато быть с моею головою, - сказал толстый помещик,

поглаживая по своей лысине и отодвинувшись от стола после этой шутки, как

откатывается пушка после выстрела. Однако ж, боясь, чтобы лукавый не

отплатил ему за насмешку, он потихоньку перекрестил грудь против третьей

пуговицы и снова навострил ухо к рассказу.

Человек в зеленом сюртуке пожал плечами и улыбнулся почти презрительно,

что на мимическом языке значило: какая жалкая шутка! стоит ли для нее

прерывать занимательное повествование! И он, по кратком молчании, начал

вновь:

- По ночам, рассказывал друг мой, венгерец долго и пристально сиживал

за какими-то книгами и тщательно запирал их в другое время. Потом он то

медленными, то быстрыми шагами ходил по своей комнате, то вдруг

останавливался на одном месте, как будто окамененный каким видением или

мыслию. Порой неясные звуки вырывались из груди его; даже во сне тяжело

стонал он, словно совесть его подавлена была каким-нибудь преступлением, и

его всегдашняя физиономия, могильная синева его лица, его впалые, почти

неподвижные очи, речь прерывистая и рассеянная обличали гораздо более

страдания души, чем разрушение телесное. Со всем этим он бывал порой

чрезвычайно занимателен: он везде бывал, все видел, все постиг. О всех

веках, о всех народах говорил он с достоверностию самовидца и с

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки