Электронная библиотека

для экономии; потом вздумал о превосходстве многопольной методы; потом о

капусте вообще и о свекловице в особенности; с этим связалась идея

континентальной системы; потом идея о скале св. Елены; потом о супе из

костей графа Румфорда, сваренном на дыму чужой трубы; потом о курении вина в

деревянных чанах; потом о просвещении в России; далее о карманной паровой

машине, хозяйственно приспособленной к действию зубочистки; далее, по

странному сцеплению мыслей, о поездке на пароходе в Кронштадт с прелестною

англичанкою; с него прыгнул я в Ост-Индию, взглянул на прядильные машины,

которыми британцы тянут целый свет в свою нитку; потом подумал о коварной их

политике, о сдаче Праги, бомбардировании Копенгагена, о греческом восстании,

о лорде Байроне; потом о скаковых лошадях, до которых все великие поэты были

страстные охотники, - потом, господа, все это вместе могло бы составить

заглавный листок "Телеграфа" и, верно, усыпило бы вас так же, как усыпило

оно меня. Очень помню, что последний образ, с которым окунулся я в сонную

Лету, был милая виленская дама, - и только. Должно полагать, пестрая моя

дума крепко и глубоко усыпила меня, потому что хотя я и не однажды слышал

ворчанье и громкий лай собаки, лежащей у меня вместо подушки, но никак не

мог открыть глаз. Наконец пудель с визгом выпрыгнул из-под головы моей, и я,

испуганный, вскочил на ноги. Вообразите, какая картина была передо мной;

мертвец злобного лица, со сверкающими очами и с ножом в руке, порывался ко

мне, между тем как пудель грыз его, ухватя за горло. Кровь ручьем бежала по

савану, и он с проклятиями и глухим стоном боли боролся с остервенившимся

животным, а оно, хотя два раза пораженное ножом, не покидало своего

противника. В то же самое время я увидел за печью бородатое лицо другого

разбойника, который целил в меня из ружья; и еще двое, подняв доску

подполья, готовились вылезать на помощь к товарищам... Еще миг - и было бы

поздно! Раздумывать некогда, а защищаться нечем: я имел неосторожность в

одном доломане, без сабли, выехать из дому.

К счастию, в руке моей был плетеный хлыст с тяжелою бронзовой

рукояткой, - и им-то со всего размаху ударил я в голову одетого в саван

злодея; он зашатался, упал, и я через него кинулся в двери. Выстрел и другой

полетели вслед, но оба ударились в притолоку. Спрыгнул опрометью со схода -

и к лошади... За повод - он затянут узлом; тороплюсь - и путаю крепче; рву -

не рвется!! Убийцы за мной, - но отчаяние двоит мои силы, повод пополам, я

перекидываюсь через седло, вскрикиваю - и борзый конь уносит меня как

вихорь, куда ему хочется. Грязь брызжет, ветви хлещут в лицо, - лечу

стремглав по берегу речки, влево, на старый мост, который, гремя, качается

под скоком, гнилое бревно хрупает - и конь мой со всех ног падает на

скользкий помост. Больно ушибленный, силюсь я встать, слышу топот погони,

конь бьется и скользит, - гибель неизбежная!

Удачная попытка подняла, однако ж, бегуна моего, и я снова помчался во

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки