Электронная библиотека

Всякий военный сознается, что нигде нельзя найти большего удовольствия, как

в польском обществе. Гостеприимство мужчин, остроумие женщин, непринужденная

веселость и эта светская образованность или по крайней мере товарищеские

приемы во всех невольно вас очаровывают, и вы довольны с самыми малыми

средствами. Прибавьте к этому тысячи развлечений: охоту, стрельбу, катанье,

гулянье, танцы и любовь - стихию польских дам, - и вы не удивитесь, что

русские воздыхают об этом крае, обетованном для юношей. Я сам не любил

терять времени за картами или за трубкою, и каждый часок, на который мог

урваться от службы, конечно, посвящен был прекрасному полу. Бывало, устав от

похода, скачешь за несколько миль, чтобы рассидеть вечерок или отгрянуть

мазурку с милою дамою, которую видишь в первый, а может быть, и в последний

раз. Чуть завидя на балконе вьющиеся ленты, перья или платья - сейчас кивер

зверски набекрень, бурку наотмашь, и скачешь во весь опор к крыльцу,

молодецки осаживаешь коня с лансады, и прежде чем хвост ляжет на землю, я

уже на третьей ступени. Входишь, бывало, котом - что костей не слыхать,

раскланиваешься, представляешь самого себя хозяевам, режешь по-польски, не

краснея, - и пошла потеха! Гитара настраивается, фортепьяна звучат, - и

вместо флейты аккомпанемент из нежных вздохов. В промежутках толкую с

матерью о хозяйстве, рассказываю дочерям новый роман Вальтер Скотта, не

забывая главы из собственного, хвалю и цитирую молодым людям польские

непечатные стихи и восхищаюсь с отцом славою Косцюшки. Добрый старик со

слезами патриотизма говорит об отчизне своей, ищет сабли, не может забыть

Наполеонова гения, любезности французов и вкуса венгерского вина, от

которого у него осталась в ногах подагра, а парижские союзники в погребе его

оставили одни черепки. Но все веселы, все довольны, и время летит на крыльях

забавы.

Однажды, подходя к одной мызе, меня встретил наш эскадронный

квартиргер, по обыкновению на маленькой обывательской лошадке, так что

издали казалось, будто у нее шесть ног.

"Знатная квартира, ваше благородие, - сказал он мне, снимая фуражку, -

конюшня чище горницы, речка у ворот для водопою, и соломы в пояс".

"Есть ли паненки?"

"Целых три, ваше благородие".

"И хороши?"

"Что твой месяц, ваше благородие, кровь с молоком! Одна другой чище,

одна другой дороднее, так что глаза разбегаются. Одна беда: они собираются

ехать верст за десять к дядюшке на именины".

Признаться, вкус и похвалы квартиргера мне были весьма сомнительны, и,

зашедши на минуту к хозяину, я уверился, что предчувствия мои не напрасны:

три дюжие панны, разряженные в пух и перья, мне вовсе не понравились; в

формах тела, как и в поэзии, я люблю что-то неопределенное, и я очень охотно

принял предложение ехать с ними в гости, поискать инде счастия.

Переодевшись, я поскакал вслед за болтливою их линейкою, и через час мы были

уже у пана Листвинского, доброго старосветского поляка, куда съехалось

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки