Электронная библиотека

съедение мышам, как польского короля Попела. Долго не мог он отвести души,

вышедши и на свежий воздух; однако же ободрился, увидя, что вожатая вовсе не

хотела ему зла; он готов уже был с нею раскланяться, когда она стала

говорить ему гробовым голосом. Дядя мой не знал, по несчастью, ни одного

чернокнижного наречия и потому стоял перед нею выпуча глаза. Видя, что он

ничего не понимает, она указала ему дорожку влево, послала прощальный

поцелуй рукою и исчезла в воздухе, оставя после себя серный запах, как

ракета. Дядя отдохнул, перекрестился обеими руками и побрел далее, мыкать

горе, не зная где пройти и куда выйти. Не удалился еще он двухсот шагов от

замка, как ему послышались крики и потом погоня, и скоро заблистали огни по

окнам. В ту же самую минуту человек дикого вида, в зеленой куртке, с

огромным ножом на поясе, с двухствольным ружьем на плече и с легавою собакою

у ног, заступил ему дорогу.

"Кто ты? - спросил изумившийся дядя. - Друг или недруг?"

"Доверься мне, и ты узнаешь, - отвечал угрюмый незнакомец. - Взгляни

туда, - тебя ищут, назади верная гибель; впереди - сомнительная опасность.

Следуй за мною!"

И, не дожидаясь ответа, врезался в обнаженную от листьев чащу.

Дядя мой шел следом, собака бегала кругом, заменяя патрули и ведеты.

Давно уже закатился месяц, и кирасир наш, в тяжелых ботфорах, перелезая

через пни, бродясь через речки, едва тащил ноги свои и пыхтел как волынка.

Незнакомец отрывисто отвечал на вопросы и скоро шел далее и далее. Наконец

собака залаяла... Лес стал редеть, - и вот увидели они на поляне потухающие

огни биваков. Но русские то или поляки? - вот задача!.. Встретиться с

последними - значило попасть из огня в полымя... а провожатый что-то очень

подозрителен!..

"Кто идет?" - раздалось в цепи, и человек в зеленой куртке, сжав

по-дружески руку спасенному им дяде, скрылся в лесу, не слушая никаких

благодарений.

"Кто идет? Говори, или убью!" - закричал часовой вторично, и слышно

было, как он ударил ружьем в руку, прицеливаясь.

"Русский, ей-богу, русский!" - отвечал дядя мой, и казачий объезд

наскакал на него, воображая, что поляки покушаются на ночную атаку.

Можете вообразить себе радость, когда увиделся он с земляками и со

знакомыми! Отрядом командовал подполковник Тучков. Великодушие полек спасло

жизнь многим русским офицерам; любовь спасла артиллерийскую роту Тучкова.

Одна шляхтянка любила страстно фейерверкера этой роты, известила его об

опасности, тот кинулся к начальнику. Тучков в ту же минуту ударил сбор и,

присоединяя к себе рассеянные побоищем кучки, успел уйти из окрестностей

Варшавы, беспрестанно сражаясь и беспрестанно отстреливаясь. Тут, господа,

кончатся похождения моего дяди; случаи войны не принадлежат к нему, да и без

них рассказ мой имеет в себе слишком много северной долготы.

- И дядюшка ваш так был поражен этим, что пошел в монастырь? - спросил

сфинкс в зеленом сюртуке.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки