Электронная библиотека

вздернул плащ себе на голову, но обнажил ноги; потом, желая обернуть ноги,

обнажил плечи, и, наконец, после многих перемен одного и того же, проклиная

портных, он свернулся в крендель, под епанчою, и таким образом, герметически

закупоренный от влияния духов, заснул, потея как губка.

Вино и молодость, подобно пружине, уступают на миг силе, но потом

разыгрываются по-прежнему. Вино и молодость забушевали опять в сердце моего

дяди, хотя он находился в тех же тисках. Ему снилось, будто он еще за столом

и прелестная соседка шепчет ему: "В дубовой комнате, в полночь!" - и палец

таинственно сомкнул милые уста... И вот он на пыльной кровати, ждет-пождет

красавицу... Ему дремлется, - тяжкий сон клонит к подушке. Но вот скрипнули

половицы под легкою ножкою... Кто-то смотрит ему в очи; жаркое прерывное

дыхание горит на его щеке, с биением сердца простирает он руки... и тут

проснулся в самом деле. И в самом деле, рядом с ним лежала прекрасная полька

и при закрытой туманом лупе спала крепким сном. Голова пошла вальсировать у

моего дяди, сердце вскипело, как неудержимая пена шампанского, - он

невзвидел света от восторга!..

Когда рассеялся чад упоения, облако сбежало с месяца, и он как день

озарил всю комнату. Красавица лежала в томном забытьи; дядя мой снова

взглянул на нее, и волосы его стали дыбом, мороз проник в самое сердце

костей - это была женщина-мертвец!!

Могильная бледность заменяла на щеках ее румянец жизни, кровь не

двигалась в жилах, дыханье не вздымало груди, и страшны были синеющие глаза

ее без зрачков, - так по крайней мере предполагал дядя, потому что они были

закрыты. Он уверял даже, что собственным своим носом чувствовал, как от нее

пахло гробовой доскою, - и я верю ему тем более, что он клялся только за

картами. Как бы то ни было, господа, я сам согласился бы скорее жарить

ручные гранаты наместо каштанов, чем разделять ложе с выходцем того света! И

бедный дядя мой, молясь всем угодникам, желал бы спрятаться в свой карман,

если бы это было возможно.

Но вот скелет поднялся с кровати; говорю - скелет, потому что дядя мой

очень явственно слышал бряканье косточек, вероятно собранных на проволоке, и

на месяце белое платье ее сквозило, будто надетое на вешалку. Женщина-скелет

подошла к окну, закрыла себе лицо рукою, будто стыдясь чего-то, потом

потерла себя по лбу, словно рассуждая, из чего мой дядя заключил, что у

жителей могил точно такие же телодвижения, как и по сию сторону гроба. Потом

она приблизилась к дяде, и тот, воображая, что она начнет его грызть для

препровождения времени, закрыл глаза и предался на божию волю. Привидение

удовольствовалось, однако ж, одним поцелуем, - и дядя клялся, что с той поры

щека эта стала у него отмерзать при самом обыкновенном холоде. Потом она

дала знак рукою за нею последовать, и, как осужденный, побрел оп вслед за

белым привидением. Сошли с лестницы, прошли темный переход, и ему мнилось

уж, что оборотень заведет его в какой-нибудь погреб и оставит в глубине на

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки