Электронная библиотека

- Именным бы указом запретил красавицам, у которых в лице играет

румянец, ездить на воды, - сказал чахоточный прокурор, поправляя в ухе

хлопчатую бумагу, - они делают больными здоровых и мешают больным

выздоравливать.

- Что так строго, господин прокурор? - возразил артиллерийский ремонтер

обвинителю. - Я уверен, что не любовь, а деловые экстракты причины ваших

недугов.

- То есть уксус, который выжимали вы из справок, - прибавил москвич.

- Настоящий vinaigre de quatre voleurs! [Уксус из четырех воров (фр.)]

- наддал еще драгунский капитан, недавно проигравший тяжбу и сердитый

- Вам бы надобно было довольствоваться только запахом, а вы хотели

выпить все до дна.

- Господа! - отвечал прокурор, поглядывая то направо, то налево, в

нерешимости, рассердиться ему или принять град насмешек за шутку; наконец он

рассчитал, что последнее выгоднее. - Господа! - повторил он, - конечно, мне

бы следовало довольствоваться одним запахом, но тогда я не имел чести иметь

вас высоким примером скромности - вас, которые так счастливы в любви одним

гляденьем.

- Браво! браво! - воскликнули многие голоса сквозь смех. - Здоровье

больной юстиции!

И бокалы засверкали донышками.

В это время молодой человек, прекрасной наружности, закутанный шалью,

который задумчиво сидел против меня и часто с беспокойством поглядывал на

часы, встал и подошел к окну. Выразительно было бледное лицо его, и его

впалые черные очи, казалось, хотели пронзить темноту и дальность.

- Облака заволакивают месяц, - сказал он вслух, но более обращаясь к

самому себе, чем к обществу, - ветер воет, и дождь крапает в окна... Как-то

будет добраться до дому! Когда вихорь разносит пары, то при блеске лунном

порою белеет Эльборус, спящий в лоне туч перед грозою.

- Покойной ему ночи, - сказал сосед мой, отставной полковник. - Ты,

господин доктор трансцендентальной философии, наверно, не будешь встречать

так равнодушно бурю, как он в грозном колпаке своем.

- Конечно, нет, любезный дядюшка, - отвечал молодой человек, - потому

что я не камень. Кавказу полгоря носить ледяной шлем на гранитном своем

черепе, - у него вся адская кухня греет внутренности, и, может статься,

природа обложила голову его льдом нарочно для умерения внутренней горячки с

землетрясениями; но если бы вздумалось повторить такой опыт надо мною даже и

в припадке безумия, - я бы, конечно, отправился в Елисейские поля.

Выкупаться в туманах, не только быть промочену дождем, - значит испортить

весь курс лечения, а мне, право, не хочется начинать его в третий раз.

Сказав это, молодой человек учтиво поклонился собранию, завернулся в

плащ и вышел.

- Вот нынешние молодчики! - сказал полковник, провожая его глазами. -

Не понимаю, как можно в двадцать пять лет так нежить себя! Прекрасный малый,

а пречудак племянник мой. Порою бегает по целым часам нараспашку или, как

угорь, вьется по утренней росе; но когда ему вообразится, что он болен, то

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки