Электронная библиотека

многих местах была осыпана, гнилые ворота лежали у верей в крапиве, весь

двор заглох дикими растениями, и самый палац разрушен по оконечностям; одним

словом, все доказывало давнее запустение и необитаемость. Это поразило

Зарубаева, и он сдержал коней.

"Ваше благородие! - сказал он, крестясь, - тут нечисто! В этих

брошенных палатах могут стоять на постое только злые духи. По всему заметно,

что здесь лет сорок не бывало живой души, а теперь в них говор, шум и пенье.

Если б сюда съехались крещеные люди, так были бы кони и повозки, - ведь одни

киевские ведьмы летают на помеле. Не лучше ли, ваше благородие, переночевать

в поле, а то не вынесем мы своих косточек!"

"Пошел хоть к самому сатане! - сердито закричал мой дядя. - Крестом или

пестом у чертей и у людей можно всего добыть, и я так голоден, что готов

вырвать ужин из пасти у медведя!"

Мигом перекатили они широкий двор, и дядя мой в сопровождении

Зарубаева, который ни за что в свете не хотел остаться один, пустился ощупью

отыскивать вход в залу, откуда неслись громкие голоса. Взбежав по

полуразвалившейся лестнице во второй этаж, не без опасности сломить себе

шею, в передней, наскоро превращенной в буфет, встретил он толпу суетливых

слуг. Все они были в охотничьих платьях и, споря наперехват, кто услужит

хуже, готовились нести ужин. Несколько свор и смычков собак лежали и

прогуливались попарно, в ожидании добычи или подачки, и дядя заметил одного

лакея, который тер блюдо хвостом борзой, между тем как она, ворча, грызла

заячью косточку. Запах кушанья заставил его удвоить шаги - и вот он посреди

залы, между множеством польских панов и дам, и в недоумении, к кому обратить

слово.

Появление русского латника исполинского роста, косой сажени в плечах,

вооруженного с головы до шпор, в перчатках с раструбами по локоть, в

сапожищах с крагами до полубедра и в суперверсе [При императрице Екатерине

II гвардейские кирасиры носили, во внутренний караул, суконное подобие

кираса, с золотым шитым орлом; это-то называлось суперверсом. Во время

рыцарства он надевался на латы, как чехол. (Примеч. автора.)] на груди с

огромным орлом, что делало его весьма похожим иа странствующий пограничный

столб Московской губернии, а далее за ним, на благородном расстоянии, точно

такая же фигура, ласкающая рукой эфес палаша, - изумили и даже испугали

собрание. С беспокойством поглядывали поляки, нейдут ли вслед за этим

передовым корпусом другие с примкнутые штыками, затем, что время и место их

сбора недаром могли казаться подозрительными. Наконец дядя мой, выбрав пана,

у которого гордее всех была осанка, длиннее прочих усы и богаче пояс,

изъяснился как мог, что он русский курьер, сбился с дороги и, зная польское

гостеприимство, просит теперь хлеба-соли для себя и потом коней для службы

государевой. К этому он придал глупость самого большого калибра: назвался

племянником главнокомандующего - ложь, которая бывала ему доселе очень

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки