Электронная библиотека

ухватил шляхтича за ворот.

"Слушай, ты, вавилонская лихорадка, - сказал он ему, - веди меня

окольными дорогами не слишком близко к большой дороге и недалеко забираясь в

сторону. Если же ты задумаешь бежать или, чего боже сохрани, завести меня в

западню, то я впущу тебе в брюхо такую ягоду, что она не сварится в нем до

Страшного суда, хотя бы желудок твой был крепче, нежели у страуса. Зарубаев!

отдай ему вожжи и держи за кушак, и чуть он покривит душой или зашевелит

усами, спусти гончую собаку. Понимаешь?"

И трепещущий поляк понял это весьма хорошо, взлез на козлы, своротил

вправо, и путники наши скоро выехали на какую-то проселочную дорогу.

Мы не удивимся поведению дяди в таком необходимом случае, где он

действовал уже в отместку за обиду и по чувству самосохранения; но, впрочем,

он, подобно всем военным того времени, без всякой нужды готов был на такие

же выходки. Их век был веком, в который люди угнетали других людей во всей

невинности сердца; тогдашний дворянин крепко веровал, что бог создал для

него только девять заповедей, а десятую отдал ему в бенефис, что крестьяне

суть животные и что спины их необходимо требуют побоев, лбы рогов, а карманы

просевки, и если они ропщут, то, верно, по глупости или от непривычки.

Солдат в свою очередь почитал себя тоже привилегированным существом. Следуя

примеру старших, он приходил на квартиру как в завоеванный приступом город,

- и мужик, вчерашний товарищ его, бог знает почему, становился его вассалом.

В целой деревне мальчики прятались за углы и собаки, поджав хвост, влезали в

подворотню, когда старый служивый совершал по улице свое торжественное

шествие из кружала, и он, свертывая голову курице или паля краденого

поросенка, бывало, приговаривал: "за матушку за царицу, за святую Русь", в

полной уверенности, что этому не должно быть иначе. Мы еще застали образчики

солдатского молодечества на постоях, но это была уже одна тень золотого

века, о котором вздыхают отставные усачи, говоря: "То-то было времечко!

Пришел ли на квартиры, все твое - и куры и жены; офицеры пьют да бьют

исправников, а мы свозим стога сена и щиплем бороды неугомонным; ведро вина

для квитанции, и - все шито да крыто... Что за ябеда на слуг государевых?

Бывало, что день - то масленица. На Руси кантуй как в земле неприятельской,

а у союзников - как на Руси!" Мудрено ли же, правду сказать, что с такою

политикою между нашими гренадерами поляки не слишком рады были незваным

гостям?

Между тем, господа, бричка катилась, солнце садилось, и дядя мой,

стягивая патронташ с пистолетами, очень умильно поглядывал в обе стороны, не

увидит ли где деревушку для взыскания с нее контрибуций в пользу тощего

своего желудка. Вместо деревни, однако же, увидел он столб пыли по дороге,

которая тихо вилась к ним навстречу. Они расслышали хлопанье бича и

дребезжание досочек, и винтов, и цепей какой-то повозки, - и вот пыль

расступилась: целый цуг коней в высоких хомутах с веющими по ним флюгерами,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки