Электронная библиотека

мой дядя, швырнув подорожную в нос эконома.

"Тым горжей [Тем хуже. (Пер. автора.)], - гордо возразил тот, - коней

не ма".

"Как не ма? для курьера не ма? Хоть роди, да подай! - вскричал,

вспыхнув, мой дядя. - Или я тебя самого впрягу в хомут, тюленья харя!"

Между тем поляки сжимали круг ближе и ближе, и о каждой минутой угрозы

их становились дерзостнее, поступки бесчиннее.

"Схватить их, связать их!" - кричали одни.

"Убить, убить! - ревели другие. - Им одним скучно будет в Польше,

отправьте их гонцами к свату их, сатане!" - и тому подобные любезности.

"Не пустить ли, ваше благородие, шутиху в зубы этой челяди? - спросил

Зарубаев у дяди. - Пистолеты у меня заряжены картечью; или по крайней мере

позвольте поработать палашом, - ему, бедняге, душно в ножнах".

Но дядя мой имел благоразумие запретить вахмистру наступательные

действия и дал знак держать только оружие наготове.

"Завладей сперва бричкою этого шляхтича", - потихоньку сказал он

Зарубаеву, и тот вмиг исполнил фланговое движение к бричке. Тогда дядя мой

решился, - медлить было нечего. Толпа готовилась задавить их множеством;

самые хвастливые из шляхтичей обнажили уже клинки свои и, гарцуя над головою

дяди, то подносили концы их к носу его, заставляя нюхать старопольскую

славу, то втыкали их в землю, то потачивали на колесе. Это вывело его из

терпения; он сверкнул глазами и палашом скомандовал Зарубаеву: укороти

поводья! - схватил за ворот сухощавого поляка и, между тем как тот кричал:

"Злапайце те-го дурня!" [Схватите этого сумасброда! (Пер. автора.)] - бросил

его под мышку, как зонтик, и потащил, задушая, к бричке. Вскочить в нее,

встащить за собой пленника и крикнуть Зарубаеву: "Катай по всем!" было дело

двух мигов. Зарубаев, который, выставя из-за края брички, как из-за

бруствера, пару седельных пистолетов, грозился дотоле на каждую пулю

пронизать по крайней мере по три души, не дожидался повторения, и бич

свистнул над конями.

"Слушай, пане экономе! - сказал дядя пленнику, ласково сжимая ворот его

при каждой запятой. - Объяви этой сволочи, что если хоть один кинет в меня

камнем, или выстрелит, или станет преследовать, то я не иначе явлюсь в

Тартаре, как верхом на тебе!"

При окончании этого родительского увещания он так давнул бедного

шляхтича, что тот заревел, как Фаларидов бык, и ради всех святых стал

умолять бегущую сзади громаду не трогать русских, щадя его. Долго еще им

слышались брань и проклятия раздраженной черни, у которой ускользнула из рук

верная добыча; но повозка летела, и треть дороги была уже за ними, когда

звук набата в селе, впереди на дороге лежащем, принудил их остановиться.

Ехать назад было бы безрассудно, вперед еще опаснее, - что тут прикажете

делать? Дядя призадумался, спросил Адамовых слез, которые были у него вроде

карманного вдохновения во всех чрезвычайных случаях жизни... потом приложил

палец ко лбу, как будто для извлечения электрической искры ума, и снова

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки