Электронная библиотека

справедливо бы каждому рассказать какую-нибудь историю, какой-нибудь анекдот

из своей или чужой жизни, - это бы помогло нам коротать другие вечера и

заключить сегодняшний.

- И еще справедливее, чтобы вы скрепили этот благой совет своим

примером, - возразил гвардеец. - Артиллерия должна издали открыть огонь; мы,

пехотинцы, будем прикрывать ее. Капитан, как отличный наездник, завязал дело

и навел неприятеля на орудия, - теперь ваша очередь.

- Помилуйте, господа, - отвечал артиллерист, отговариваясь от

приглашений, - я, право, не приготовился, я принужден буду стрелять

холостыми зарядами.

- Тем лучше, что не готовились, - сказал прокурор, - по первым

показаниям и по горячим следам скорей доберешься толку.

- Только что-нибудь необыкновенное, - примолвил человек, похожий на

запечатанный Соломонов сосуд.

- В таком случае, господа, - произнес артиллерийский ремонтер, окидывая

глазами собрание, между тем как грустная улыбка воспоминания изобразилась на

его устах, - я расскажу вам истинное приключение моего дяди в Польше, при

начале войны конфедератов. Оно так сильно подействовало на его ум, что он

постригся в монахи и умер в Белозерском монастыре.

Таинственный человек вытянулся в нитку; все придвинули стулья.

- Думаю, каждый из вас, господа, - начал артиллерист, - слышал рассказы

екатерининских служивых об ужасной варшавской заутрене. Тысячи русских были

вырезаны тогда, сонные и безоружные, в домах, которые они полагали

дружескими. Заговор веден был с чрезвычайною скрытностию. Тихо, как вода,

разливалась враждебная конфедерация около доверчивых земляков наших. Ксендзы

тайно проповедовали кровопролитие, но в глаза льстили русским. Вельможные

папы вербовали в майонтках своих буйную шляхту, а в городе пили венгерское

за здоровье Станислава, которого мы поддерживали на троне. Хозяева точили

ножи, - но угощали беспечных гостей, что называется, на убой; одним словом,

все, начиная от командующего корпусом генерала Игельстрома до последнего

денщика, дремали в гибельной оплошности. Знаком убийства долженствовал быть

звон колоколов, призывающих к заутрене на светлое Христово воскресение. В

полночь раздались они - и кровь русских полилась рекою. Вооруженная чернь,

под предводительством шляхтичей, собиралась в толпы и с грозными кликами

устремлялась всюду, где знали и чаяли москалей. Захваченные врасплох,

рассеянно, иные в постелях, другие в сборах к празднику, иные на пути к

костелам, они не могли ни защищаться, ни бежать и падали под бесславными

ударами, проклиная судьбу, что умирают без мести. Некоторые, однако ж,

успели схватить ружья и, запершись в комнатах, в амбарах, на чердаках,

отстреливались отчаянно; очень редкие успели скрыться.

Счастливцами назваться могли попавшие в плен. По всему городу, из конца

в конец, раздавался глухой вопль Посполитого Рушенья, заглушаемый набатом и

выстрелами, между коими гремели тревожные перекаты русских барабанов и

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки