Электронная библиотека

- Надобно предуведомить вас, господа, что брат мой человек прямой,

благородный и без всяких предрассудков от природы и воспитания. Каждое слово

его между всеми знакомыми ходило вернее билета на Амстердамский банк; и до

сих пор не могу я разгадать этого случая, но сомневаться в рассказе брата не

имею никакого повода. Он вырос и стал отчаянным моряком на палубе

английского корабля, потому что в его время русские гардемарины посылались

на британский флот учиться мореплаванию и порядку. По этой причине, быв уже

впоследствии старым нашим лейтенантом, он имел многих знакомцев и друзей

между англичанами, с которыми делил мичманские шалости на воде и на суше.

Пять лет тому назад случилось фрегату, на котором брат мой командовал первою

вахтою, сойтись с английскою корветтой в одном из больших норвежских портов.

В числе экипажа этого практического судна, какой-то особенной постройки,

нашел он кой-кого из ба-ловых своих приятелей, и, по обычаю, для поновления

дружества, они съехали на берег, заказали славный обед в трактире, которым

ограничиваются обыкновенно топографические исследования моряков, и бутылки

пошли ходить кругом стола, между тем как бесконечные тосты в three times и

three time three, то есть с троекратным и трижды троекратным "ура",

передавали все краски вин посам и лицам собеседников. Брат мой был удалой

весельчак и непобедимый питух - два достоинства, не оцененные в глазах

каждого свободного англичанина. Прибавьте к этому, что он говаривал:

"S'blood God damn my Soul" [Пусть бог проклянет мою душу (англ.)] или "stab

my vitals!" [Пусть мне проколют брюхо! (англ.)] не хуже кембриджского

профессора изящных наук, и вы не удивитесь, что британцы были от пего в

восхищении. После тысячи и одного рассказа о кораблекрушениях, абордажах,

призах и опасных плаваниях то под экватором, то среди ледяных гор полюсов

моряки наши удостоили ступить на землю, и пошли вести о вечной войне

флотских с таможнею, о славных трактирах и чудных красавицах, с описанием

боевого крейсерства между подводными камнями этих архипелагов. Точно так же,

как мы, беззаботно стучали они стаканами, точно так же, как у нас, упал и у

них разговор на выходцев с того света. Все сознавались, что предрассудки

младенчества, которые всасываем мы с молоком и воздухом, оставляют в нас

едва ли не навсегда невольную боязнь, если не тайное верование к этим

существам. Но одни, особенно шотландцы, уверяли и доказывали, что страх этот

есть врожденное сознание в возможности таких явлений, чему приводили

множество достоверных примеров и собственных опытов, между тем как другие

утверждали, что все это или обман чувств, или бредни, достойные старух и

ребят. Брат мой подвизался на стороне последних и шумел, как во время бури,

не забывая заряжать себя мадерою и осыпая картечью клятв логику противников,

- маневр, который почитается и между нашей братьи убедительнее сухих

доводов.

"Во всяком случае, - говорил он, - смешно верить и еще стыднее бояться

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки