Электронная библиотека

очень землисто.

- Родимая земля, родимая земля, - возразил толстяк помещик, разливая в

стаканы благодатную влагу, и в это время он точь-в-точь похож был на

погребковую вывеску, на которой Бахус, оседлав бочку, распенивает вино в

кубки.

Но человек в зеленом сюртуке не дал им так дешево отделаться от

испытания храбрости.

- Итак, никто не хочет идти за мертвою головою? - спросил он

укорительным голосом и вместе с лукавою гримасою.

- Сам не хожу и других не прошу, - отвечал рязанский помещик. - Куда

будет весело, если мертвецу вздумается пожаловать к нам за своею головою.

- Не бойтесь этого посещения, - возразил артиллерист, - теперь уже

минула мода прогуливаться без головы, по крайней мере для покойников.

- Почему знать? - сказал сосед мой, адъютант, освежая усы в шампанской

пене. - В этом случае только первый шаг труден.

- Проклятая рана! - произнес драгунский капитан, поправляя перевязку и

морщась, будто от боли. - Если б не она, я принес бы этот череп на забаву

компании. Кладбище для меня не страшнее бахчи с арбузами.

- Что касается до меня, - примолвил гвардеец, шаркая под столом ногами

и задобривая всех бокалами, - мне не хочется покинуть столь приятного

общества... особенно не дослушав до конца занимательный рассказ ваш о

венгерце, - прибавил он, учтиво обращаясь к зеленому сфинксу.

- Окончание моего занимательного рассказа зависит от судьбы, - очень

сухо отвечал повествователь.

- Неужели же вы не знаете, что увидел друг ваш в коридоре? - спросил с

беспокойством нетерпения артиллерийский ремонтер.

- По крайней мере вы этого не узнаете, - хладнокровно отвечал

таинственный человек.

- Но куда же делся тогда племянник полковника с привидением? -

торопливо спросил тощий прокурор. - G таким вожатым он наверное добрался до

клада.

- Вырытый клад? Привидение? Вы, видно, знаете более моего. Я ни слова

не говорил о привидении, - отвечал сфинкс.

- Но, боже мой, что сталось по крайней мере с венгерским кадожем в час

смерти? - вскричал москвич с видом отчаянного любопытства.

- Не мне разглашать исповедь кончины и похищать тайны могил, -

ответствовал важно человек в зеленом сюртуке. - Племянник полковника живой

человек, - он знает все лучше моего; спрашивайте, - я пожелаю вам полного

успеха.

Жужжанье неудовольствия, как пылание сухого бурьяна, послышалось кругом

всего стола. Возбужденное любопытство требовало какой-нибудь жертвы, и

драгунский капитан решился удовлетворить его аппетиту рассказом.

- Я плохой краснобай, - сказал он, - тем более что в последние годы

службы на Кавказе чаще слышу выстрелы и лучше понимаю конское ржание, чем

людской говор; однако ж если господам не скучно будет выслушать приключение

подобного же рода, с родным моим братом бывшее, то я чем богат, тем и рад.

Разумеется, приглашения и просьбы посыпались на него, как пудра. Пыхнув

последний раз трубкою, он начал так, сквозь облако табачного дыма:

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки