Электронная библиотека

крот читает диссертацию о добре и зле не хуже доктора философии! Да и одному

ли писателю апологов легко подбирать здесь перья? Проницательный взор

какого-нибудь пустынника Галерной гавани, или Коломны, или Прядильной улицы

мог бы собрать здесь сотни портретов для замысловатых статеек под заглавием

"Нравы" как нельзя лучше. Он бы сейчас угадал в толпе покупщиков и

приказного с собольим воротником, покупающего на взяточный рубль гусиные

потроха, и безместного бедняка, в шинели, подбитой воздухом и надеждой,

когда он, со вздохом лаская правой рукою утку, сжимает в кармане левою

последнюю пятирублевую ассигнацию, словно боясь, чтоб она не выпорхнула как

воробей; и дворецкого знатного барина, торгующего небрежно целый воз дичины;

и содержателя стола какого-то казенного заведения, который ведет

безграмотных продавцов в лавочку, расписываться в его книгу в двойной цене

за припасы; и артиста французской кухни, раздувающего перья каплуна с важным

видом знатока; и русского набожного повара, который с умиленным сердцем, но

с красным носом поглядывает на небо, ожидая звезды для обеда; и расчетливую

немку в китайчатом капоте, которая ластится к четверти телятины; и

повариху-чухонку, покупающую картофель у земляков своих; и, наконец, подле

толстого купца, уговаривающего простяка крестьянина "знать совесть",

сухощавую жительницу иного мира - Петербургской стороны, которая заложила

свои янтари, чтоб купить цикорию, сахарцу и кофейку и волошских орехов,

выглядывающих из узелка в небольших свертках.

Площадь кипит. Слитный говор слышится издалека, сквозь который только

порой можно отличить слова: "Барин! барин! ко мне! У меня лучше, у меня

дешевле, для почину, для вас!" и тому подобное. В улицах толкотня, на

тротуарах возня по разбитому в песок снегу; сани снуют взад и вперед, - это

праздник смурых извозчиков, так характеристически названных "Ваньками", на

которых везут, тащат и волокут тогда все съестное. Все трубы дымятся и

окрашивают мраком туманы, висящие над Петрополем. Отовсюду на вас пылят и

брызжут. Парикмахерские ученики бегают как угорелые со щипцами и ножницами.

На голоса разносчиков являются и исчезают в форточках головы немочек в

папильотках. Ремесленники спешат дошивать заказное, между тем как их мастера

сводят счеты, из коих едва ли двадцатый будет уплачен. Купцы в лавочках и в

гостином дворе брякают счетами, выкладывая годовые барыши. Невский проспект

словно горит. Кареты и сани мчатся наперегонку, встречаются, путаются,

ломают, давят. Гвардейские офицеры скачут покупать новомодные эполеты,

шляпы, аксельбанты, примеривать мундиры и заказывать к Новому году визитные

карточки - эти печатные свидетельства, что посетитель радехонек, не застав

вас дома. Фрачные, которых военная каста называет обыкновенно "рябчиками",

покупают галстухи, модные кольца, часовые цепочки и духи, любуются своими

ножками в чулках a jour [Ажурные (фр.)] и повторяют прыжки французских

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки