Электронная библиотека

сословий и образованности, по мере того как они развивались перед его

глазами. Вещественные образы пробуждали в душе его давно забытые обычаи,

давно простывшие знакомства и множество приключений буйной своей молодости в

разных кругах общества.

В самом деле, какое разнообразие забот в различных этажах домов, в

отдельных частях города, во всех классах народа! Сенная площадь, думал

Стрелинский, проезжая через нее, в этот день наиболее достойна внимания

наблюдательной кисти Гогарта, заключая в себе все съестные припасы,

долженствующие исчезнуть завтра, и на камчатных скатертях вельможи и на

обнаженном столе простолюдика и покупщиков их. Воздух, земля и вода сносят

сюда несчетные жертвы праздничной плотоядности человека. Огромные

замороженные стерляди, белуги и осетры, растянувшись на розвальнях, кажется,

зевают от скуки в чуждой им стихии и в непривычном обществе. Ощипанные гуси,

забыв капитольскую гордость, словно выглядывают из возов, ожидая покупщика,

чтобы у него погреться на вертеле. Рябчики и тетерева с зеленеющими елками в

носиках тысячами слетелись из олонецких и новогородских лесов, чтобы

отведать столичного гостеприимства, и уже указательный перст гастронома

назначает им почетное место на столе своем. Целые племена свиней всех

поколений, на всех четырех ногах и с загнутыми хвостиками, впервые послушные

дисциплине, стройными рядами ждут ключниц и дворецких, чтобы у них, на

запятках, совершить смиренный визит на поварню, и, кажется, с гордостию

любуясь своею белизною, говорят нам: "Я разительный пример усовершаемости

природы; быв до смерти упреком неопрятности, становлюсь теперь эмблемою

вкуса и чистоты, заслуживаю лавры на свои окороки, сохраняю платье вашим

модникам и зубы вашим красавицам!"

Угол, где продают живность, сильнее манит взоры объедал, но это на счет

ушей всех прохожих. Здесь простосердечный баран - эта четвероногая идиллия -

выражает жалобным блеяньем тоску по родине. Там визжит угнетенная

невинность, или поросенок в мешке. Далее эгоисты телята, помня только

пословицу, что своя кожа к телу ближе, не внемлют голосу общей пользы и

мычат, оплакивая скорую разлуку с пестрою своею одеждою, которая :

достанется или на солдатские ранцы, или, что еще горче, на переплеты глупых

книг. Вблизи беспечные курицы разных наций, и хохлатые цесарки, и пегие

турчаночки, и раскормленные землячки наши, точь-в-точь словоохотные кумушки,

кудахтают, не предвидя беды над головою, критикуют свет, который видят они

сквозь щелочки своей корзины, и, кажется, подтрунивают над соседом,

индейским петухом, который, поджимая лапки от холоду, громко ропщет на

хозяина, что он вывез его в публику без теплых сапогов.

Словом, какое обширное поле для благонамеренного писателя басен!

сколько предметов для самой басни, где поросенок нередко учит

нравственности, курица - домоводству, лисица - политике или какой-нибудь

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки