Электронная библиотека

все его существо; одна искра чистой любви осветила всю его душу. Как молния

превращает полюсы компаса, так всемогущие слезы невинности превратили в

доброту все семена зла и злобы, в груди таящиеся. Он был уже счастлив, ибо

высочайшее счастие есть сознание чужих совершенств, сознание высокого и

прекрасного.

Ольга, однако ж, почитая безмолвие князя колебанием или отказом, гордо

встала и произнесла, сверкая взором:

- Но знайте, князь Гремин, если речь правды и природы недоступна душам,

воспитанным кровавыми предрассудками, то вы не иначе достигнете до брата

моего, как сквозь это сердце. Не пожалев славы, я не пожалею жизни.

- Нет, нет! Существо неземное! - воскликнул Гремин, - свою жизнь, хотя

бы тысячу раз обновленную, готов теперь пожертвовать я за вас, за Валериана!

Ольга! ваше великодушие победило меня!

С этим словом он вошел в залу и громко сказал Валериану:

- Господин майор! я прошу у вас извинения в своей горячности; очень

сожалею о том, что вчерась произошло между нами, и если вы довольны этим

объяснением, то сочту большою честию возврат вашей дружбы.

Стрелинский, вовсе не ожидая такой развязки, перечитывал весело

какое-то письмо, - очень вежливо, однако ж очень охотно протянул руку

Гремину.

- Тому легко примирение, - сказал он, - кто сам имеет нужду в прощении,

- и друзья обнялись снова друзьями.

- Господа секунданты! скажите по совести, не имеем ли мы в чем-нибудь

укорять себя, как благородные люди и офицеры? - сказал Гремин.

- Никогда и никто не усомнится в вашей храбрости, - отвечал гвардеец,

обнимая князя.

- Признаваться в своих ошибках есть высшее мужество, - возразил

артиллерист, сжимая руку майору.

- Сделав все для света, я прошу у тебя, любезный Стрелинский, для

самого себя пяти минут особенного разговора.

Рука об руку с князем вошел Валериан в другую комнату весело и

беззаботно, но чело его подернулось, как заревом, когда он увидел там сестру

свою!

- Что это значит?! - вскричал он грозно. Но когда сестра с радостным

приветом:

- Вы не будете врагами, вы не будете стреляться! - упала к нему на

грудь бесчувственна, голос его смягчился...

- Ольга! Ольга! что ты сделала? - произнес он печально. - Невинная,

неопытная душа! ты погубила себя!

Тихо опустил он на софу драгоценное бремя, и невольный взор упрека

пронзил сердце Гремина; между тем призванный доктор суетился около Ольги.

- Друг! друг! - сказал глубоко тронутый князь, - не уничтожай меня; я

сам чувствую, сколько бед накликало мое безрассудство; подумаем лучше, как

исправить ошибку. Поездка сестрицы твоей едва ли утаится от клеветы, и бог

весть, какими баснями украсит ее свет! Чувствую, что я не стою этого ангела,

но чувствую, что без нее нет для меня счастия на земле... И если сердце ее

не занято... если... я, как старый друг твой, спрашиваю тебя, Валериан...

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки