Электронная библиотека

безопаснее вынимать пулю?

- Из дула, - отвечал доктор очень важно. Все засмеялись.

- Не угодно ли будет, князь, снять эполеты? - сказал один из

секундантов, укладывая пистолеты в ящик. - Золото - слишком видная цель для

противника.

- Вы так строги, любезный посредник мой, что я того и жду приглашения

оставить здесь и голову, потому что она еще виднейшая цель...

В это время послышался стук у двери. - Боже мой! - воскликнул

артиллерист, закрывая плащом оружие. - Не дадут и подраться покойно! Кто

там?

- Ездовой графини Звездич спрашивает майора Стрелинского, - произнес за

порогом маркер, точно таким же голосом, как возвещает он "двадцать три и

ничего!".

Стрелинский одним прыжком был уже в сенях.

- Вас просит видеть какая-то дама, - сказал Гремину трактирный мальчик,

вбегая с другой стороны. Князь вышел, пожимая плечами. Но вообразите его

изумление, когда стройная незнакомка отбросила вуаль с лица своего и в ней

он узнал Ольгу со всеми прелестями юности, в полном вооружении невинности и

собственного достоинства.

- Ольга! - воскликнул он, пораженный еще более, чем удивленный. -

Ольга, вы, вы здесь?

- И вы причиной тому, князь Гремин, - отвечала Ольга с гордою

твердостию. - Если б я и не знала опасностей моего поступка, то одно

изумление ваше открыло бы мне все... Но я все знаю и на все решилась. Пускай

свет назовет меня безрассудною искательницею приключений, пускай стану я

сказкою столицы, пусть эта минута бросит вечную тень на остаток моей жизни,

- но не должна ли я презреть всем для спасения брата, которого хотите вы

погубить! Но я не упрекать вас пришла, князь Гремин, но просить, но

убеждать, умолять вас: забудьте кровожадную ссору вашу, открытую мне

случаем. Заклинаю вас именем бога, которого забываете, именем человечества и

разума, которые попираете вы ногами, именем прежней дружбы и вечной любви ко

всему, что драгоценно для вас в этой жизни и лестно за могилой! Вы искали

поединка, и от вас зависит прекратить его. Князь! Примиритесь с Валерианом!

Спасите меня от горького чувства видеть убийцу в брате или от неутолимого

плача по нем. Что станется тогда со мной в этом враждебном свете, без друга,

без советника и покровителя? Как мало жила я и как несчастна, что дожила до

ужасной поры, в которую два существа, уважаемые мной больше всего в мире,

готовы растерзать друг друга!

Сначала голос Ольги был тверд и выразителен, но когда речь коснулась до

братской привязанности, он стал тише и нежнее, дыхание прерывалось,

замирало; тоска высоко вздымала грудь; очи ее, отягченные слезами, наконец

пролили их в три ручья, и она, рыдая, опустилась на стул. Князь Гремин,

энтузиаст всего высокого и благородного, тронутый до глубины души прекрасным

самоотвержением Ольги, стоял в восторге, нем и неподвижен. Он поглощал

взорами великодушную примирительницу. Сладостное чувство умиления проникло

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки