Электронная библиотека

другу, и, между тем как Гремин остановился у стола, на котором готовилась

роковая трапеза, Стрелинский подошел к доктору, который без милосердия

один-одинехонек гонял шары по биллиарду. Больно душе видеть людей перед

поединком, еще больнее быть посредником в оном. Невольно желаешь зла

другому, потому что желаешь сохранения своему товарищу, и это чувство

проливает на все церемонную принужденность, между тем как все стараются быть

необыкновенно веселыми - соперники, чтобы показать свою смелость, а

секунданты, чтоб поддержать ее.

Валериан, познакомясь на переезде с доктором-оригиналом, шутя спросил

его, обращаясь к прерванному в карете разговору:

- Не отступаетесь ли вы, любезный доктор, от чудесной гипотезы своей,

что когда-нибудь люди научатся прививать детям хорошие качества, как коровью

оспу, и лечить от страстей, как от прилипчивых болезней?

- Для чего мне быть отступником от своих рассуждений, когда вы не

хотите покинуть свои предрассуждения? - отвечал доктор и положил красный в

лузу.

- Жаль, право, что я не родился позже веками пятью: очень бы любопытно

посмотреть, как станут вылечивать от любви шпанскими мушками или от злости

припарками и лигатурами!

- От злости и теперь в простом народе лечат припарками и перевязками,

так, как в старину от сумасшествия чахоткою, - только едва ли с успехом. Но

почему не предположить, что, при всеобщем усовершении наук, нужнейшая из них

не выйдет из настоящего дряхлого своего младенчества? Тогда, Валериан

Михайлович, мне бы гораздо приятнее было предупредить вашу раздражительность

какими-нибудь сладкими пилюлями, нежели вытаскивать свинцовые из ваших

костей.

- То-то будет золотой век для медиков!

- Золотой для медицины, а бессребреный для медиков, которые до сих пор,

наравне с крапивным семенем судей, живут на счет глупости, или пороков, или

бедствий человеческих!

- Почтенный доктор... - прервал речь его артиллерист, заряжая вторую

пару, - решите спор наш: я говорю, что лучше уменьшить заряд по малости

расстояния и для верности выстрела, а господин ротмистр желает усилить его,

уверяя, что сквозные раны легче к исцелению, - это статья по вашему

департаменту.

- Дайте руку, господин пушкарь в превосходной степени. Мы должны быть

друзьями и соседями, не только потому, что ваше училище, где научают убивать

по правилам, рядом с нашею клиникою, где учат исцелять людей, но и потому,

что природа всегда подле яду помещает противуядие. Вы смеетесь, вы говорите,

что это два зла вместе, - пусть так. Только увеличьте заряд, если нельзя

вовсе его уничтожить. На шести шагах самый слабый выстрел пробьет ребра; и

так как трудно, а часто и невозможно вынуть пули, то она и впоследствии

может повредить благородные части.

- Высокоблагородные части, - сказал, улыбаясь, Гремин, - мы оба

штаб-офицеры; но шутки в сторону, доктор: откуда почитаете вы всего

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки