Электронная библиотека

ненависти; мудрено ли ж ему выдымить фосфорное пламя любви? Но вчерашняя

почта освежила вдруг мою страсть и надежды. Репетилов, в числе столичных

новостей, пишет мне, что Алина возвратилась из-за границы в Петербург -

мила, как сердце, и умна, как свет; что она сверкает звездой на модном

горизонте, что уже дамы, несмотря на соперничество, переняли у ней какой-то

чудесный манер ридикюля, а мужчины выучились пришепетывать страх как

приятно; одним словом, что, начиная от нижнего этажа модных магазинов до

ветреного чердака стихокропателей, они привела у них в движение все иглы,

языки и перья.

- Тем хуже для тебя, любезный Николай! Память прежней привязанности

никогда не бывала в числе карманных добродетелей у баловниц большого света.

- В этом-то все и дело, любезнейший! Отлучка полкового командира

привязала меня к службе; а между тем как я здесь сижу сиднем, она, может,

изменяет мне. Сомнение для меня тяжеле самой неблагоприятной известности,

хуже висельной отсрочки. Послушай, Валериан! я тебя знаю давно и люблю так

же давно, как знаю. Коротко и просто: испытай верность Алины. Ты молод и

богат, ты мил и ловок, - одним словом, никто лучше тебя не умеет проиграть

деньги по расчету и выиграть сердце безумною пылкостию. Дай слово - и с

богом.

- Возьми назад свое и убирайся к черту! Подумал ли ты, что этим

неуместным любопытством ты ставишь силок другу и подруге, с опасностию

потерять обоих? Ты знаешь, для меня довольно аршина лент и пары золотых

серег, чтоб влюбиться по уши, и поручаешь исследовать прекрасную женщину,

как будто б она была соляной обломок Лотовой жены, а я профессор

Стокгольмского университета!

- По этому-то самому, милый Валериан, я больше полагаюсь на твою

возгораемость и сгораемость, чем на хладнокровие другого. Три дня ты будешь

от ней без ума, а через три дня или она станет от тебя без памяти, или своей

верностию приведет тебя самого в память. В первом случае я раскланяюсь с

своими надеждами - не без сожаления, но без гнева. Ведь не один я бывал в

сладком заблуждении, не один останусь и в любезных дураках. Но в другом -

тем сладостнее, тем вернее будет обладание любимым сердцем. Мила неопытная

любовь, Валериан, но любовь испытанная - бесценна!

- Видно, нет на свете такой глупости, которую умные люди не освятили

своим примером. Любовь есть дар, а не долг, и тот, кто испытывает ее, ее не

стоит. Ради бога, Николай, не делай дружбы моей оселком!

- Я именем дружбы нашей прошу тебя исполнить эту просьбу. Если Алина

предпочтет тебя, очень рад за тебя, а за себя вдвое; но если ж она

непоколебимо ко мне привязана, я уверен, что ты, и полюбив ее, не разлюбишь

друга.

- Можешь ли ты в этом сомневаться? Но подумай...

- Все обдумано и передумано; я неотменно хочу этого, а ты, несомненно,

это можешь. В подобных делах друг твой - настоящий новгородец: прям и упрям.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки