Электронная библиотека

Вам заряжают пистолет.

Ольга не могла сомкнуть глаз в течение целой зимней ночи. Как ни мало

изведала она свет, но частые рассказы о поединках уже познакомили ее с этим

кровавым предрассудком, а необычайная угрюмость и принужденная шутливость

брата, весть, что он очень крупно говорил с князем Греминым наедине, и

позднее посещение незнакомого офицера возбудили в душе ее все опасения и

страхи. Не понимая причины, она видела возможность ссоры между братом и

Греминым. Далеко до зари она была уже одета и бродила как тень по тихим и

пустым комнатам. Ужасное сомнение волновало грудь ее; она желала и

страшилась узнать роковую истину, прислушивалась к каждому шороху, к каждому

звуку. Несколько раз на цыпочках прокрадывалась она к братней половине, но

там было все мертво и темно. Вдруг конский топот у крыльца привлек все ее

внимание; белый султан мелькнул у братней маленькой лестницы, и вещее сердце

ее замерло... тяжкое предчувствие оледенило кровь. Она слышала говор в

ближней комнате и не смела слушать, - она хотела удалить безнадежную

известность, но братская любовь преодолела все. Притаив дыхание, взглянула

Ольга в замочную скважину: против самых дверей топилась печка и озаряла

комнату багровым полусветом своим. Старый слуга Валериана плавил свинец в

железном ковше, стоя перед огнем на коленях, и лил пули - дело, которое

прерывал он частыми молитвами и крестами. У стола какой-то артиллерийский

офицер обрезывал, гладил и примерял пули к пистолетам. В это время дверь

осторожно растворилась, и третье лицо, кавалерист-гвардеец, вошел и прервал

на минуту их занятия.

- Bonjour, capitaine [Здравствуйте, капитан (фр.)], - сказал

артиллерист входящему. - Все ли у вас готово?

- Я привез с собой две пары: одна Кухенрейтера, другая Лепажа; мы

вместе осмотрим их.

- Это наш долг, ротмистр. Пригоняли ли вы пули?

- Пули деланы в Париже и, верно, с особенною точностью.

- О, не надейтесь на это, ротмистр! Мне уж случилось однажды попасть

впросак от подобной доверчивости. Вторые пули - я и теперь краснею от

воспоминания - не дошли до полствола, и как мы не бились догнать их до

места, - все напрасно. Противники принуждены были стреляться седельными

пистолетами - величиной едва не с горный единорог, и хорошо, что один попал

другому прямо в лоб, где всякая пуля - и менее горошинки и более вишни -

производит одинаковое действие. Но посудите, какому нареканию подверглись бы

мы, если б эта картечь разбила вдребезги руку или ногу?

- Классическая истина! - отвечал кавалерист, улыбаясь.

- У вас полированный порох?

- И самый мелкозернистый.

- Тем хуже; оставьте его дома. Во-первых, для единообразия мы возьмем

обыкновенного винтовочного пороха; во-вторых, полированный не всегда быстро

вспыхивает, а бывает, что искра и вовсе скользит по нем.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки