Электронная библиотека

- А мне- жалок ваш характер, господин подполковник!

- Нельзя ли узнать, почему вы удостаиваете меня своим сожалением?

- Потому, что вы, ослепленный пустым тщеславием, оскорбленным

самолюбием, бесстрастною ревностию, а быть может, и самою мелочною завистью,

скачете за тысячу верст для того, чтоб огорчить, обидеть, уязвить человека,

который до сих пор любил и уважал вас.

- Вы мне доказываете любовь свою даже и этими речами, господин

Стрелинский, что же касается до вашего уважения, я только раскаиваюсь, что

прежде ценил его, и теперь оно столько ж для меня занимательно, как ветер

в Барабинской степи... Прекрасное дружество! Почти женится, и не написать

мне ни строчки, оставить меня в таком неведении, что я узнал о свадьбе

вашей от трактирных маркеров!

- Я писал к вам два раза, но, вероятно, переход полка замедлил доставку

писем; а что до свадьбы моей, городские слухи опередили правду. Статься

может, она никогда не состоится. Я до сих пор не заверен словом в

совершенном согласии графини.

- Вы писали! Вы не уверены! Я, право, не ожидал, чтобы вы так скоро

выучились прибавлять Ложь к лицемерию!

- Ложь! - вскричал Стрелинский, задыхаясь от гнева. - Ложь! Одна кровь

может смыть это слово!

- Почему же и не так! - отвечал князь презрительно, качаясь на стуле.

- Любовь и кровь старинная рифма.

- Это решено... это кончено. Однако ж не испытывайте меня далее,

Гремин; не заставьте насказать вам таких вещей, которые не должны быть

произносимы между благородными людьми. Когда мы встретимся?

- И встретимся, конечно, впоследние - завтра. Кто бы из нас ни лег, я

всегда буду в выигрыше не дышать одним воздухом с тем, кто заплатил мне за

всю дружбу такою...

- Удержитесь, князь! Есть слова, за которые не спасут вас ни память

прежней приязни, ни кровля гостеприимства.

- Вам очень пристало говорить о приязни, когда вы превратили в желчь о

ней воспоминание. А что до прав гостеприимства, я не вымаливаю у них

покровительства; моя сабля мне лучший защитник.

- Бросьте пустое хвастовство, князь Гремин; завтра так завтра. Выстрел

- самый остроумный ответ на дерзости.

- А пуля - самая лучшая награда коварству. Завтра вы уверитесь, что я

не из той ткани, из которой делаются свадебные подножки, и не бубновый туз,

чтобы в меня целить хладнокровно. Мой секундант не замедлит посетить вас

сегодня же.

- Очень рад.

Друзья-недруги расстались, пылая гневом.

VIII

Я был отважно хладнокровен;

Но признаюсь, на утре лет

Не весело покинуть свет

И сердца бой не очень ровен,

Когда вопросом: "Быть иль нет?"

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки