Электронная библиотека

живете ныне в большом свете, где любят давать векселя на имение, которого

давно нет.

- Князь! вы огорчаете меня своим неправым обвинением более, чем

обидными выражениями. Но будьте хладнокровны и рассмотрите пристальнее, чем

виноват я против вас? Вспомните, кто предложил мне испытание, кто неотступно

требовал моего согласия, кто принудил взяться за эту роковую порученность?

Это были вы, князь, вы сами. Я убеждал вас отказаться от подобного

предприятия, я вам предсказывал все, что могло случиться и случилось волею

судьбы. Сердцем нельзя владеть по произволу.

- Но должно владеть своими поступками. Так, милостивый государь! Я

просил, я убеждал, я заставил вас взяться за это дело; но в качестве друга

вы бы могли сами рассудить несообразность такой просьбы и поправить мою

ошибку, вместо того чтоб ее увеличивать, ловить на нее свои выгоды и

употреблять во зло мое доверие; мы всегда худые судьи в собственных делах,

но бесстрастный и беспристрастный взор дружбы долженствовал бы соблюдать мою

пользу, а не прихоти.

- Странно, право, что вы делаете для себя монополию из своих правил. Мы

худые судьи в своем деле - это чистая правда, и я сам мог увлечься любовью,

которую хотел только испытать.

- Вы бы должны были предупредить это или по крайней мере удалиться,

заметив опасность для самого себя, но нет, вам угодно было оседлать судьбу

для извинения своей двуличности и утешать меня, как зловещая птица,

старинною песнею светских друзей: "Я говорил тебе: быть худу! Я тебе

предсказывал! Я предупреждал тебя".

- Не забудьте, князь Гремин, что я взялся быть вашим испытателем, но не

стряпчим и не строил себе дороги из развалин вавилонского вашего столба к

небу.

- Поздравляю вас, господин Стрелинский, с этим небом, но, признаюсь,

ему не завидую. Я уже излечился от охоты искать своего счастия в женщине,

которой привязанность изменчива, как цвет хамелеона; и в доказательство -

вот как ценю я подарки и поминки ее!

С этим словом он бросил в пыл камина письма и перстень графини.

- Нельзя не похвалить вас за такую решимость, князь; немного ранее она

была бы еще больше кстати. Графиня забыла вас так же, как и вы ее, очень

скоро после разлуки. Все это было - детская прихоть.

- Прошу избавить меня, господин майор, равно от ваших похвал и

откровений. Мы не Дафнис и Меналк, чтобы вести словесную войну за вопрос,

кого она любит или не любит. Только не радуйтесь и вы своим торжеством...

Женщине, изменившей одному, легко изменить и другому и третьему.

- Будьте скромнее на счет графини, Гремин! Я сносил многое за самого

себя, но когда вы дерзаете нападать на доброе имя дамы, это выходит и

выводит из границ самого уступчивого терпения... Я не ангел.

- Очень верю, господин Стрелинский. Я так же далек от этой мысли, как

вы от этого достоинства... Но угрозы ваши мне забавны, господин майор.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки