Электронная библиотека

малолетним? Вы сами учили меня всегда говорить истину, а теперь, когда я в

состоянии ценить ее, говорите мне комплименты. По крайней мере я искренно

скажу вам, что мне приятно бывало думать о вас, потому что мысль эта

неразлучна с воспоминанием самой счастливой поры моей - жизни в монастыре.

- Мне кажется, сударыня, вы бы скорее могли обвинить обманчивый свет,

вселивший вам недоверчивость, скорее скромность свою, чем мою правдивость.

- Полноте ссориться, князь Николай, - и еще в первый раз после долгой

разлуки. Я рада вам тем более, что вы приехали как нарочно, помочь нам

развеселить братца: он два дня сам не свой; печален, и сердит, и прихотлив,

как никогда в жизни. Но тетушка, верно, ждет вас, пойдемте!

Князь был принят как родной. Доброта почтенной тетки Стрелинского и

чистосердечная веселость, непринужденное остроумие Ольги очаровали его. Час

мелькнул как минута, и негодование его вовсе было утихло, как вдруг голос

усатого слуги: "Валериан Михайлович приехал и просит к себе на половину", -

бросил всю кровь в голову князя; он раскланялся и поспешил к Валериану.

Валериан с распростертыми объятиями встретил Гремина.

- Только тебя недоставало, милый князь, - вскричал он, - чтобы

посмеяться удаче наших предприятий и поздравить меня с роковым успехом!

- Я приехал не поздравлять вас, господин Стрелинский, - отвечал Гремин

насмешливо-холодно, отступая, чтобы уклониться от объятий. - Я приехал

только поблагодарить вас за ревностное участие в моем деле.

- Вы? Господин Стрелинский? Право, я не понимаю тебя, Гремин!

- Зато я очень хорошо вас понял, слишком хорошо вас узнал, господин

майор!

Во всякое другое время Стрелинский никак бы не рассердился на обидную

вспыльчивость друга и, вероятно, шутками укротил и пересилил бы гнев его; но

теперь, огорченный сам холодностию графини, колеблем сомнениями, поджигаем

ревностию, пошел навстречу неприятностей, решась платить насмешкой за

насмешку и дерзостью за дерзость.

- От этого-то вы и ошиблись: все что слишком - обманчиво. Не угодно ли

присесть, ваше сиятельство! Начало вашего привета похоже на нравоучение, а я

не умею спать стоя!

- Я постараюсь сказать вам такие вещи, господин майор, которые лишат

вас надолго охоты ко сну.

- Очень любопытен знать, что бы такое помешало моему сну, когда меня

убаюкивает чистая совесть!

- О! вы невинны, как шестинедельный младенец, как церковная ласточка!

Напрасно было бы и осуждать человека, у которого совесть или нема, или

принуждена молчать.

- Я не беру на свой счет этих речей, князь; мой язык не имеет причин

разногласить с совестию именно потому, что она светлее клинка моей сабли.

Скажите лучше по-дружески и без обиняков: чем заслужил я такой гнев ваш?

- По-дружески? Мне, право, странно, что вы, разрывая все узы, все

обязанности дружества, опираясь на него, требуете доверия? Впрочем, вы

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки