Электронная библиотека

прощаться: мне нужно дать тебе поручения в Петербург, немного поважнее

покупки ветишкетов и помады. Через четверть часа колокольчик будет уже

звенеть в ушах твоих вместо голоса друга. Они вышли в другую комнату.

- Послушай, Валериан! - сказал ему Гремин. - Ты, я думаю, помнишь ту

черноглазую даму, с золотыми колосьями на голове, которая свела с ума всю

молодежь на бале у французского посланника, три года тому назад, когда мы

оба служили еще в гвардии?

- Я скорее забуду, с которой стороны садиться на лошадь, - вспыхнув,

отвечал Стрелинский, - она целые две ночи снилась мне, и я в честь ее

проиграл кучу денег на трефовой даме, которая сроду мне не рутировала.

Однако ж страсть моя, как прилично благородному гусару, выкипела в неделю, и

с тех пор... но далее: ты был влюблен в нее?

- Был и есмь. Подвиги мои наяву простирались далее твоих сновидений.

Мне отвечали взаимностию, меня ввели в дом ее мужа...

- Так она замужем?

- По несчастию, да. Расчетливость родных приковала ее к живому трупу, к

ветхому надгробию человеческого и графского достоинства. Надо было

покориться судьбе и питаться искрами взглядов и дымом надежды. По между тем

как мы вздыхали, семидесятилетний супруг кашлял да кашлял, - и, наконец,

врачи присоветовали ему ехать за границу, надеясь, вероятно, минеральными

водами выцедить из его кошелька побольше золота.

- Да здравствуют воды! Я готов почти помириться за это с водой, хотя

календарский знак Водолея на столе вечно кидает меня в лихорадку.

Поздравляю, поздравляю, mon cher Nicolas; [Дорогой Николай (фр.)]

разумеется, дела твои пошли как нельзя лучше!..

- Вложи в ножны свои поздравления. Старик взял ее с собою.

- С собой? Ах он чудо-юдо! Таскать по кислым ключам молодую жену, чтобы

золотить ему пилюли, вместо того чтобы, оставя ее в столице, украсить свое

родословное дерево золотыми яблоками. Это умертвительное неуменье жить в

свете!

- Скажи лучше, упрямство умереть кстати. Он воображал, постепенно

разрушаясь, что обновит себя переменою мест. При разлуке мы были неутешны и

поменялись, как водится, кольцами и обетами неизменной верности. С первой

станции она писала ко мне дважды; с третьего ночлега еще одно письмо; с

границы поручила одному встречному знакомцу мне кланяться, и с тех пор ни от

ней, ни об ней никакого известия; словно в воду канула!

- Ужели ж ты не писал к ней? Любовь без глупостей на письме и на деле

- все равно что развод без музыки. Бумага все терпит.

- Да я-то не терплю бумаги. Притом, куда бы мне адресовать свои

брандскугельные послания? Ветер - плохой проводник для нежности, а животный

магнетизм не открыл мне места ее процветания. Потом иные заботы по службе и

своим делам не давали мне досугу заняться сердцем. Признаюсь тебе, я уж стал

было позабывать мою прекрасную Алину. Время залечивает даже ядовитые раны

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки