Электронная библиотека

прямых условий. Валериану, однако же, они были необходимы: он начертал план

для будущей жизни, которая вовсе могла не понравиться графине и который

колебался он открыть ей. Между тем как товарищи и приятели считали его

только ветреником, заботливым, как прожить свои доходы, он втайне делал все

пожертвования для улучшения участи крестьян своих, которые, как большая

часть господских, достались ему полуразоренными и полуиспорченными в

нравственности. Он скоро убедился, что нельзя чужими руками и наемного

головою устроить, просветить, обогатить крестьян своих, и решился уехать в

деревню, чтобы упрочить благосостояние нескольких тысяч себе подобных,

разоренных барским нерадением, хищностью управителей и собственным

невежеством. У него не было недостатка ни в деньгах для обзаведении, ни в

доброй воле к исполнению, ни в познаниях сельского хозяйства, приобретению

коих посвятил он все досуги свои; недоставало только опытности, но она

приходит сама собою; притом, первую песенку не стыдно спеть и зардевшись,

говорит пословица. Мысль облегчить, усладить свои будущие заботы любовью

милой подруги и согласить долг гражданина с семейственным счастием ласкала

Валериана; однако же, несмотря на силу страсти, намерения его были тверды; в

важных обстоятельствах жизни он умел владеть собою; но чем непреклоннее была

воля его, тем нерешительнее становился он открыть ее Алине. Он чувствовал,

какой жертвы требовал, знал, как трудно для молодой, прекрасной и богатой

женщины отказаться от света. "Но это будет испытанием ее привязанности, -

думал он. - Если ж нет? Нет! Женщина, которая предпочтет мне светскую жизнь,

не знает и не стоит истинной любви". Скоро представился и случай к

объяснению.

Это было на масленице, после катанья с английских гор. Льдяные горы,

милостивые государи, есть выдумка, достойная адской политики, назло всем

старым родственницам и ревнивым мужьям, которые ворчат и ахают, но терпят

все, покорствуя тиранке моде. В самом деле, кто бы не подивился, что те же

самые недоступные девицы, которые не смеют перейти чрез бальную залу без

покровительницы, те же самые дамы, которые отказывают опереться на руку

учтивого кавалера, когда садятся они в карету, весьма вольно прыгают на

колени к молодым людям, долженствующим править на полету аршинными их

санками вниз горы и по льду раската. Между тем, чтобы сохранить равновесие,

надобно порой поддержать свою прекрасную спутницу - то за стройный стан, то

за нежную ручку. Санки летят влево и вправо, воздух свищет... ухаб... сердце

замерло, и рука невольно сжимает крепче руку; и матушки дуются, и мужья

грызут ногти, и молодежь смеется; но все, отъезжая домой, говорят: "Ah! que

c'est amusant" [Ах! как это забавно (фр.)], хоть едва ли половина это

думает.

Валериан и графиня, конечно, были в сей половине, потому что

возвратились с катанья очень довольны прогулкой и друг другом, и холод,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки