Электронная библиотека

подобных часов излияний душевных Алина рука с рукой подле Стрелинского,

любуясь выразительными его очами, говорила:

- Валериан! свет может осуждать меня за легкомыслие первых лет моего

замужества, но твое сердце меня оправдает. В пятнадцать лет меня посадили за

столом подле какого-то старика, которого я запомнила только по чудесной

табакерке из какой-то раковины. Ввечеру мне очень важно сказали: "Он твой

жених; он будет твоим супругом"; но что такое жених, что такое супруг, мне и

не подумали объяснить, и я мало заботилась расспрашивать. Мне очень

понравилось быть невестою; как дитя, я радовалась конфетам и нарядам и всем

безделкам, которые мне дарили, я готова была расцеловать старого графа,

когда он подарил мне прелестные золотые часы, потому что в недавно брошенных

мною игрушках были только оловянные. Наконец я стала женою, не перестав быть

ребенком, не понимая, что такое обязанности супружества, и, признаюсь,

потому только заметила перемену состояния, что меня стали величать "вашим

сиятельством". Долго не замечала я, что муж мой мне не пара ни по летам, ни

по чувствам. Для визитов мне было все равно, с кем ни сидеть в карете, дома

же он слишком занят был своими недугами, а я - своими забавами и гостями.

Однако же в семнадцать лет заговорило и сердце... оно стеснилось неведомою

грустию, желало чего-то непонятного; это была потребность любить, и я

полюбила во всей невинности души. Ты знаешь, кто был предметом этой

склонности, и я благодарю провидение, что оно судило мне встретиться с

человеком благородным, который не думал, не только не желал употребить во

зло мою неопытность. Скорая разлука показала, однако ж, мне, как ошиблась я

в своих чувствах. Я приняла за любовь желание нравиться, желание

предпочтения от человека, предпочитаемого другими. Тщеславие и охота быть

как другие довершили кружение головы; я уверила себя, что страстно люблю

князя Гремина потому, что он казался мне достойным такой любви. Может

статься, если бы он поддержал такое расположение перепискою, я бы привыкла к

этой мечте, будто к чувству, и верность, которую обожала я, как достойная

поклонница сентиментализма, могла бы вовсе переменить судьбу мою. Но он,

едва мы расстались, оказался весьма невнимателен; я была от того вне себя,

называла это холодностию, укоряла в неблагодарности, в измене и забыла его

скорее, чем надеялась. За границею, чаще сама с собою, чаще с людьми

образованными, я почувствовала необходимость чтения и жажду познаний.

Хорошие книги и еще лучшие примеры и советы женщин, умевших сочетать

светские качества с высокими правилами, убедили меня, что, и не любя мужа,

должно любить долг супружества и что величайшее из несчастий есть потеря

собственного уважения. Кочевая жизнь не давала мне даже случая к постоянным

знакомствам, и сердце мое только во сне видело счастие; в вихре забав, в

кругу искателей я осталась свободна. Муж мой умер, и я целый год траура

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки