Электронная библиотека

- Я не думаю, чтобы она избрала сестру мою наперсницей своих тайн.

- О нет, братец! Прямо она не говорила мне о том ни слова; но она так

часто говорит о тебе, так охотно встречается с тобою, что склонность ее

только тебе может казаться тайною. Я мало знаю свет, людей еще менее; но

есть вещи, которые угадываю я собственными чувствами.

- Ты просвещеннее, нежели я думал, любезная Ольга.

- Просвещеннее! Это похоже на упрек, братец; вот каковы мужчины! Вы

преследуете нас за наше неведение и еще больше гневаетесь за наше познание.

Ты несправедлив оттого, что тебе досадно, как могла неопытная монастырка

проникнуть в таинства своего скрытного братца. В самом деле, как уметь и как

сметь отличить любовь от ненависти!! Нет, mon frere, я скорей имею право

сердиться за твою недоверчивость и за то, что ты воображал меня такою

простенькою.

- Я точно виноват, я в самом деле несправедлив против тебя, моя милая,

добрая Ольга! - сказал с нежностию Валериан, поцеловав ее в чело. - С этих

пор между нами нет тайн.

- Это напрасно, Валериан. Я не хочу того знать, что мне знать

бесполезно; но может ли быть чуждо душе моей все, что касается до твоего

счастия? Признаюсь тебе в Моем ребячестве: я уже не раз строила воздушные

замки, соединяя тебя в мечтах с графинею. Как весело, как радостно тогда

будет нам!.. Мы поедем жить в деревню, по которой я так давно вздыхаю, во

сне и наяву. Мы будем всегда вместе, счастливы тем, что мы вместе, вдалеке

от докучливых гостей. Невидимо полетит для нас время, летом с природой,

зимой с дружеством, всегда с любовью. Мы будем гулять, кататься в лодке,

ездить верхом, - я надеюсь, ты мне позволишь это, братец? Ты купишь для меня

хорошенькую лошадь, - не правда ли? Ввечеру мы за чайным столиком шутим,

смеемся, потом поем, танцуем. Читаем Вальтер Скотта; иногда и рассуждаем

очень серьезно, - ведь нельзя век толковать о безделицах. Иногда к нам будут

приезжать соседи-антики и добрые наши знакомые, - верно, и князь Гремин не

забудет прежних друзей своих.

- А тебе нравится князь Гремин, Ольга? - спросил Валериан более для

избежания решительного ответа, нежели для удовлетворения любопытства.

- Я очень люблю его, братец, и от самого малолетства. Ты так часто

ездил с ним в монастырь, он называл меня ma cousine [Кузина (фр.)] и так

охотно слушал мое болтанье, что я только перед ним и тобою не краснела

говорить. Бывало, я нетерпеливо жду, когда вы приедете: а бывало, и праздник

не в праздник, когда вас нету. Я крепко плакала по вас обоих по переводе

вашем из Петербурга; признаюсь тебе, братец, в моем ребячестве: я еще до сих

пор берегу на память прекрасное куриное перо, выроненное из султана князя.

- Султаны, душенька, делаются из петушьих перьев.

- Как будто это не все равно, mon frere? Разве петух не брат курицы?

- Так, но не совсем так. Например: ты мне сестра, а не смешно ли б

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки