Электронная библиотека

нередко смешила вас самыми странными вопросами, но чаще приводила в смущение

самыми проницательными. То забавляла незнанием самых обыкновенных вещей, то

изумляла новостию мыслей, глубиною чувств и непоколебимостию воли на все

прекрасное. Не говорю о прелестях, коими одарила ее природа, не говорю о

совершенствах, данных образованием. Она горячо и нежно любила брата, который

остался ей единственным другом, единственным покровителем на земле.

Веселить, радовать, предупреждать малейшее его желание было сладчайшей

заботою Ольги. Она играла для него на пьяно, пела его любимые песни, порхала

перед ним, как ласточка, и рассказывала анекдоты своей монастырской жизни,

как, например, однажды целый класс перепадал в обморок оттого, что одной

показалось, будто она увидела ужасного зверя - мышь! Как они целые три ночи

не спали от страху от какой-то птицы, которая "половину была кошка, а

половину не знаю чего", укала и сверкала глазами под окошком. Валериан

смеялся от чистого сердца, между тем как сестра не вовсе понимала, что так

смешного было в ее рассказах.

- Впрочем, - прибавляла она, извиняясь, - я была тогда такая кофейная.

Чтобы вполне понять эту фразу, надобно знать, что в Смольном монастыре

три возраста воспитанниц отличаются тремя цветами платья: кофейным,

голубым и белым, из коих первый присвоен самому младшему, и потому между

двумя старшими возрастами название кофейной служит как бы упреком в

простоте.

- Дай бог, - возражал тогда Валериан, лаская ее, - чтобы ты всегда

осталась кофейного сердцем.

Однажды вечером Ольга фантазировала на фортепиано, между тем как брат,

задумавшись, слушал ее, облокотясь о ручку кресел, и вдруг она вспрыгнула

весело, схватила Валериана за руку и, быстро глядя ему в глаза, сказала:

- Не правда ли, братец, ты женишься на графине Звездич?

Полуизумлен, полусмущен словами сестры, в которых заключались и

неожиданный вопрос и вместе нежная просьба, он долго-долго смотрел на нее,

может быть разгадывая ее мысли, может быть собирая свои, и, наконец, отвечал

с улыбкою:

- Какой ветер навеял тебе, милая, такую странную мысль?

- Странную мысль, братец? Напротив, мне кажется, самую естественную.

Если бог не судил вам родиться братом и сестрою, чтобы делить горе и

веселье, то думаю, к этому нет другого пути, кроме женитьбы. Как могли бы

иначе соединиться два сердца, которые любят друг друга?

- Но кто тебе сказал, что мы любим друг друга?

- Ах, какой ты лицемер, братец! И перед кем же? Перед сестрою своей!

Разве я не люблю тебя? Разве родные не друзья, дарованные небом? Да и почему

тебе скрывать свою привязанность к особе, достойной любви?

- Мир, мир, моя проницательная сестрица! Положим, в угоду тебе, что я

влюблен в Алину. Но теперь вопрос: любим ли я взаимно?

- В этом я порукой, mon frere [Брат (фр.)], графиня любит тебя, как я

сама.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки