Электронная библиотека

однако же, прозябать душою, как большая часть людей холодного здешнего

климата. Сердце мое на устах, графиня, и потому мудрено ль, что, пораженный

достоинствами или красотою, я не могу таить чувства? Вы можете обвинить мои

выражения, но искренность - никогда.

- Вашу искренность, дон Алонзо! Я не имею на нее никакого права, да и

можно ли узнать душу, не видав лица, ее зеркала. Человек, который так упорно

скрывается под маскою, может сбросить с нею и маскарадные свои качества.

- Признаюсь, графиня, я бы желал, если б мог, с этим костюмом сбросить

с сердца воспоминание... более чем воспоминание настоящего. Но позвольте мне

хранить маску... может быть, для обета своим товарищам, может быть, в

подражание дамам, которые носят вуаль, чтобы возбуждать любопытство, не

могши изумлять красотою... может быть, для удаления от вас неприятного

сюрприза видеть лицо мое.

- Чем более хотите вы таиться, тем вернее узнаю я вас. Но погодите; я

женщина, и вы мне дорого заплатите за свое упрямство.

- Верьте, графиня, я уже плачу за него и... - Вихорь вальса умчал

графиню на средину, где законы попурри заставили ее протанцевать соло в

pastourelle [Пастушка (фр.)], одной из фигур французских кадрилей.

- Вы мечтаете? - сказала графиня, возвращаясь на место.

- И мечтой моей наяву были - вы. Я любовался вами, прекрасная графиня,

когда, склонив очи к земле, будто озаряя порхающие стопы свои, вы, казалось,

готовы были улететь в свою родину - в небо!

- О нет, нет, дон Алонзо! Я бы не хотела так неожиданно покинуть землю;

мне бы жаль было оставить родных и добрых моих знакомых. Нет, благодарю

покорно!.. Взрыв вашего воображения закинул меня слишком высоко. Вы поэт,

дон Алонзо!

- Не более как историк, графиня... беспристрастный историк... -

возразил испанец, скидывая перчатку с левой руки, потому что в это время

танец уже кончился. Невольное ах! вырвалось у графини, когда в глаза ей

сверкнул перстень испанца. По нем она узнала Гремина. С сильным волнением

сжимая руку маски, она произнесла:

- Историк должен помнить, где и от кого получил он перстень с небольшим

изумрудом; он должен помнить, как виноват он перед...

Графиня не успела кончить слова, как отъезжающие маски почти увлекли с

собою испанца. Он едва мог у ней попросить позволения явиться на другой день

для объяснения загадки.

- Я этого требую, - отвечала графиня. И незнакомец исчез как сон.

Котильон и ужин показались ей двумя вечностями. Она была задумчива,

рассеянна: отвечала нет, где надобно было говорить да, и мне очень жаль -

вместо я очень рада. "Она хочет нас мистифицировать", - говорили между собой

модники. "Она, верно, гадает о суженом!" - подумала горничная Параша, когда

графиня, приехав домой, опустила тафтяные цветы свои в серебряный

умывальник, а бриллиантовые серьги заперла в огромный картон.

Если б кто-нибудь догадался сказать: "Она влюблена", тот бы, я думаю,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки