Электронная библиотека

опахалом своим внимание в неподвижном рыцаре... Конгревские ракеты ее

остроумия лопают в пустыне.

- Вы, дон Алонзо е Фуэнтес е Калибрадос, не более щадите наш пол, как и

своих собратий. Должно полагать, вы многое претерпели от женщин?

- И кажется, срок моего испытания не кончился, прекрасная графиня, -

отвечал с чувством испанец, устремя на нее сверкающие глаза. Графиня, чтобы

избежать сего тона, обратила разговор в прежнюю струю.

- Вы сказываетесь новичком, дон Алонзо, в Петербурге и на бале, и

потому я дивлюсь, что до сих пор не спросили меня о двух героях наших

увеселений, о Касторе и Поллуксе каждой мазурки, каждого кадриля. Я разумею

о графе Вейсенберге, племяннике австрийского фельдмаршала, и маркизе Фиэри,

его друге. Они путешествуют, смотрят свет и показывают себя... Неужели вы до

сих пор не видали графа Вейсенберга?

- Я ничего не видел, кроме вас!

- Так должны заметить его неотменно. С какими глазами покажетесь вы в

свое отечество, не узнав великого человека, научившего нас галопировать! Вот

он проходит мимо... молодой человек с усиками в венском фраке... Но вы не

туда смотрите, дон Алонзо!

- Ах, тысячу раз прошу прощения, графиня!.. Так это-то милый крокодил,

который за каждым dejeuner dansant [Завтрак с танцами (фр.)] глотает по

полудюжине сердец и увлекает за собой остальные манежным галопом? Mais il

n'est pas mal, vraiment [Но он, право, недурен (фр.)]. Жаль только, что он

как будто накрахмален с головы до ног или боится измять косточки своего

корсета.

- Вслед за ним вертится маркиз Фиэри.

- Прекрасные бакенбарды! Выразительные глаза! И он смотрит ими так

уверительно, как будто говорит: "Любите меня, или смерть!"

- Многие находят его весьма остроумным.

- О, бесконечно остроумным! Все маркизы имеют патент на остроумие до

двенадцатого колена. Я уверен, что с запасом модных галстухов и жилетов он

не забыл привезти для здешних дам итальянского чичисбеизма и венской

любезности!

- И вы не ошиблись, Алонзо! Он очень занимателен в дамском обществе и

не считает пол наш какою-нибудь варварийскою республикою!

- Кажется, эта стрела летит в Испанию, графиня?

- Конечно, дон Алонзо! В ваше отечество, в отечество истинного

рыцарства, между тем как вы, вместо того чтобы защищать прекрасных,

объявляете им войну злословия.

- Если б все женщины были подобны вам, графиня, я не имел бы причины

стать их неприятелем.

- Вы, кажется, хотите лестию выкупить наперед какую-нибудь злость

против целого нашего пола. Но я на часах против вас, дон Алонзо. Комплименты

врага - опасные переметчики.

- Они выдуманы не для вас, графиня; самые затейливые вымыслы, касаясь

вас, становятся обыкновенными истинами.

- Я не предполагала, что земля ваша так же легко произращает лесть, как

апельсины и лимоны!

- На родине моей, в этом саду прекрасных произрастений, я не научился,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки