Электронная библиотека

кажется, только что покинула грифель, но не бросила своей выкладки

вероятностей о производстве в чин того и того-то, ни оценки знатности

родства и силы протекции того и того-то, ибо протекция в нашем веке стоит

наследства. Взор ее не замечает ничего, кроме густых эполетов, кроме звезд,

которые блещут ей созвездием брака, и дипломатических бакенбард, в которых

фортуна свила себе гнездышко. У мужчин, имеющих за собою породу, или

богатство, или чины, или перед собой виды и надежды, те же затеи, подобные

же выборы. По виду их скорее заключить можно, что они в биржевой, а не в

бальной зале. "Эта девушка прелестна, - думает один, - но отец ее молод, бог

знает, сколько проживет он лет и денег. Эта умна и образованна, дядя ее на

важном месте, но, говорят, он колеблется, - тут надобно подумать, то есть

подождать. Вот эта, правда, не очень красива и очень недалека, зато как

одушевлена! чертовски одушевлена тремя тысячами душ, из которых ни одна не

тает в ломбарде или двадцатилетнем банке, как большая часть наших приданых.

Я невольник ее!" И вот наш искатель, подсев сперва к матушке ее, со

вниманием слушает вздоры, - старая, но всегда удачная дипломатика, - потом

рассыпается в приветствиях дочери, танцуя, делает влюбленные глазки и

облизывается, считая в мыслях ее червонцы.

Бал уже склонялся к концу и многие из корифеев моды, зевая в гостиной

на просторе, клялись, что он чрезвычайно весел, как вдруг шум и восклицания:

"Маски, маски!" привлек всех беглецов в залу танцев. В самом деле, два

блестящих кадриля, один в испанском, другой в венгерском костюмах,

заслуживали внимание, равно по богатству, по вкусу уборов и по стройности

замаскированных. Обежав кругом залу, каждый из них бросил по загадке

знакомым и незнакомым, возбуждая следом спор уверяющих, что это он или не

он. Хозяин, радуясь, что случай дал разнообразие его балу, пригласил

замаскированных к танцам. Мазурка загремела, и венгерцы, попросив четырех

Дам сделать им честь украсить кадриль их, выиграли одобрение ото всех

окружающих ловкостшо и развязностию движений, новостью и благородством

фигур. Наконец послышалась одушевленная живая музыка французского кадриля, и

одна из масок, принадлежавшая, казалось, к толпе тех, которые воображают,

что они всё сделали для общества, если надели на себя пышный костюм, маска,

безмолвно доселе стоявшая у стены, гордо завернувшись в бархатную, расшитую

золотом епанчу, вдруг сбросила с себя ее на пол и легкою стопой приблизилась

к графине Звездич, окруженной вздыхателями.

- Дозволит ли графиня незнакомцу иметь счастье танцевать с нею? -

произнес испанец почтительно, прижав к груди берет свой, украшенный перьями

и бриллиантами.

- Очень охотно, прекрасная маска, - вставая, отвечала графиня. - Новые

знакомства нередко избавляют нас от скуки старых, и в этом отношении я уже

вам обязана, - прибавила она, лукаво поглядывая на оставленную группу. -

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки