Электронная библиотека

серьги, он любовался ее очами. Следствие угадать нетрудно, ибо состояния

выдуманы не для любовников и любовь, как иной цвет на бесплодном утесе,

растет и в безнадежности. Лавка отца Эд-винова была первая по городу, и,

как на беду, против окон Буртнекова дома. Там находились все дорогие ткани,

все искусственные изделия, жемчуг и ценные камни. Девушки того века любили

рядиться не менее наших столичных, и лавка прекрасного Эдвина всегда была

полна посетителями. Нужно ли сказывать, что Минна ходила туда часто? И хотя

лавка сия служила для Ревеля вместо нашего английского магазина (то есть

местом свидания молодежи), ее влекла туда не одна страсть к уборам, не одно

желание всем нравиться там удерживало. То надобно прикупить бархату, то

переделать по-новому ожерелье, то распаялось кольцо, то из-за моря привезли

что-то чудное. И каждый раз приветливый Эдвин спешил к ним навстречу,

развертывал перед тетушкой штофы, сверкал племяннице алмазами и - глазами.

Рассказывал ей про чужбину, слушал ее с восхищением; и обыкновенно горький

вздох развевал его блестящие замки, и он со слезами на глазах провожал

взорами свою любезную, не сводил их с ее окна и в молчании изнывал, как

былинка. Тяжко любить без надежды на счастие, тяжело без надежды

взаимности; но беспримерно тяжелее видеть себя любимым и не сметь словом

любви вызвать признания, жаждать его, как отрады небесной, и бежать, как

преступления чести; не иметь права на ревность и таять от страха измены;

винить свой холод в ее огорчениях, множить собственные муки то упреками

против любви, то против долга!.. Тогда-то страсти из кипящего сердца

черными парами налетают на разум и ядовитое отчаяние вгрызается в душу!.. О

други, други! Пожалейте того, кто любил подобным образом.

- И вы могли сказать, что одно любопытство внушило мне вопрос мой, -

наконец произнесла Минна, подняв голубые очи свои с таким

нежно-укорительным взором, что суровое выражение лица Эдвиыова смешалось в

одно мгновение с умилительным, голос замер, сердце как будто пронзилось, но

это ощущение было сладостно, как первый вздох наяву после страшного сна.

Души их слились в один выразительный, но невыразимый взгляд.

Минна пришла в себя.

- Итак, любезный Эдвин, если б вы были рыцарем, какой цвет избрали бы

вы на завтрашний турнир?

- Навеки, навсегда, фрейлейн Минна, я бы избрал цвет первой красавицы;

цвет, составленный из небесно-голубого и украшенья земли - розового; я бы

избрал, - продолжал он пламенно, схватив ее руку, - прелестный,

несравненный лиловый цвет, ваш цвет, Минна!

Рука Минны пылала и трепетала; голова ее невольно склонилась на плечо

Эдвиново...

- Ах! зачем вы не рыцарь! - прошептала она. Воздушный замок Эдвина

разлетелся.

- Ах! зачем я не рыцарь! - вскричал он вне себя. - Зачем я злосчастен

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки