Электронная библиотека

что сказал его, конечно, более читателя, которого я прошу, хоть для меня,

простить моего героя: во-первых, потому, что он не читал ни одного

французского словаря комплиментов, а во-вторых, стоял пред прекрасною

девушкою, к которой был очень неравнодушен. Ах! кто из нас не казался порой

учеником пред светскими красавицами? кто не говорил им неловких похвал? Бог

знает почему: когда разыграется сердце, остроумие прячется так далеко, что

его не выманишь ни мольбами, ни угрозами. И что пи говори, я не верю

многословной любви в романах.

- Лесть - поддельное золото, Эдвин; я не беру ее на свой счет, -

сказала Минпа.

- Лесть, но не искренность, Минна! Не то ли же самое я сказал вам, в

чем уверяет вас ваше верное зеркало, в чем (вы видите, что я умею говорить

правду) вы и сами не сомневаетесь?

- Поэтому вы считаете меня тщеславною, самолюбивою?

- Я знаю только, что скромность не мешает ни зрению, ни слуху...

Завтра тысячи голосов скажут вам в миллион раз более моего.

- Кто завтра вздумает обо мне, когда сюда съехались все красавицы,

которыми славится Ливония и блестит Ревель!

- И недаром блестит, фрейлейн Минна. Особенно теперь мы вправе

гордиться: первая из них украсит завтрашний турнир своим присутствием и

одушевит всех своим взором.

- Кто же эта первая? - спросила Минна нетвердым голосом. - И для всех

или только для вас она кажется такою? Не подкуплены ли глаза ваши

сердцем?..

- Я думаю наоборот, фрейлейн Минна: глаза ее очаровали мое сердце.

- Вы рассказываете про свои чувства, а мне бы хотелось знать ее имя, -

сказала Минна холоднее. - Могу ли услышать его, ие трогая вашей скромности?

- Ах, Минна, вы тронули нежную струну!.. Со всем тем я бы решился

сказать, кто она, если б не одно любопытство участвовало в вашем вопросе.

Между тем он так нежно глядел на Минну, что, казалось, щеки ее

зажглись от пламени его взоров. Краснея, она опустила свои и молчала, зато

сердце говорило тем громче. Эдвин был развязен, пылок, умей, Минна -

чувствительна и прелестна. Он умел и мечтать и чувствовать, а рыцари

ливонские могли только смешить и редко-редко забавлять. Она любила - он

возбуждал мысли высокие, говорил с жаром, если не с красноречием, и

увлекал, если не убеждал. Разъезжая два года по Европе, он навык приличиям

светским и образованностию, ловкостью далеко превосходил рыцарей Ливонии,

которые росли на охоте, а мужали в разбоях, рыцарей, неприветливых с

дамами, гордых ко всем, заносчивых между собою, предпочитающих напиваться

за здоровье красавиц в своем кругу, чем проводить время в их беседе. Они

думали пленить Минну рассказами о своей любви, своей верности, Эдвин

говорил ей о ней самой. Те считали головы убитых ими зверей и неприятелей,

он напоминал о плененных ею сердцах; они заглядывались на ее алмазные

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки