Электронная библиотека

скользили взоры... но какие взоры! От них вспыхнул бы и лед. Коротко

сказать, Минна была из числа тех красавиц, которые поражают красотою и

вместе пленяют прелестью. Она рано потеряла мать, но мать-природа о ней

заботилась. Чтение не просветило ее, но книга света была перед нею, и

какое-то понятие, заменяющее девицам опытность, спасло невинную от приманок

богатства и обольщения лести. Минна скоро приметила, что ее не понимали,

что ее любили не так, как хотелось ее возвышенному сердцу, осужденному

биться без ответа; и это невольно уединенное чувство вовлекло ее в

мечтательность. Воображение Минны вырывалось из скучного круга разряженных

кукол, из шумных бесед рыцарских и рисовало ей светлейшие картины счастия;

ее сердце вздыхало о каком-то неясном, но прелестном идеале; а сердце в

восемнадцать лет - порох, одна смелая искра - и прощай спокойствие.

Между тем как барон с доктором спорят, кто из них в лучшем ударе,

сбивая городки пилькентафеля, Минна в ближайшей комнате готовила наряды к

завтрему. В углу за занавесом, вокруг длинного стола, сидели ц что-то шили

три эстонские девушки с бисерными повязками на голове, с серебряными

бляхами на груди. Старая тетушка Минны дремала в другом углу под тению

крылатого чепчика, устав бранить новые моды и неуменье племянницы по ее

одеваться. Перед Минною стоял белокурый статный юноша, сын одного из

богатейших купцов в Ревеле: он принес ей вчера заказанную богатую цепочку.

Синий бархатный шпензер его вышит был золотою битью; частые сквозные

пуговицы висели, как ягоды, по полам, золотая бахрома украшала цветные

отвороты замшевых сапожков, и только недостаток шпор показывал, что он не

рыцарь; хотя смелая осанка и умное лицо его давали ему над многими из них

преимущество.

- Так вам нравится лиловый цвет, любезный Эдвин? - сказала Минна,

повертываясь перед зеркалом. - И вы думаете, что это платье будет мне к

лицу?

Прилагательное любезный и тогда уже не было лестным, относясь к

низшему; оно и Эдвину напоминало о его состоянии, но сладостно было для его

сердца. Однако ж он молчал, погруженный в мечтательное любование красотою

Минны.

- Пробудитесь, Эдвин, - сказала она вполовину тронутым, вполовину

ласковым голосом.

- Так, я грезил, фрейлейн Минна; простите меня или, лучше, самую себя

в том вините. От звука вашего голоса теряешь ум прежде, чем слова дойдут до

него.

- Мы, кажется, говорили о цветах, а не о звуках, Эдвин!

- Еще раз виноват, фрейлейн Минна, - я и забыл, что дамы более любят

пестроту, чем гармонию. На вопрос ваш, впрочем, буду отвечать тоже

вопросом... Какой наряд не пристанет к стройному вашему стану, какой цвет,

какое украшение может возвысить или изменить прелестное ваше лицо?

Эдвин договорил это приветствие трепещущим голосом, но был доволен,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки