Электронная библиотека

и рыцарей ланцета! Каково винцо, доктор?..

- Гораздо лучше ваших обычаев. Еще слово, барон: для чего же вы иногда

прибегаете к суду в своих обидах?

- О, конечно не по уважению к законам, а оттого, что сила не берет

управиться иначе. Оттого-то и я замарал пальцы чернилами в деле с Унгерном.

- И, по всей вероятности, напрасно.

- Все-таки вероятность лучше невозможности. Да полно об этом; я

терпеть не могу рассуждать головою, а не руками, и всякий раз, когда мне

случится подумать, у меня так болит голова, будто с двух стоп русского

меду. Сыграем-ка лучше партию-другую в пилькентафель: [Род бильярда.

- Примеч. автора.] это разгуляет твою заморскую ученость и повеселит мое

рыцарское сердце.

- И даст движение, очень полезное для здоровья. Об этой игре смело

можно сказать с Горацием: utile dulci [Полезное с приятным - лат.].

- Пощади, сделай милость, пощади меня от этого язычества; со мною ты

смело можешь вешать его на гвоздик, потому что изо всей латыни я только

помню и люблю слово vale [Прощай - лат.].

Так говоря, они вышли из залы.

II

На радуге воображенья

Воздушный замок строит он;

Его любви лелет сон...

Но бьет минута пробужденья!

Угадываю любопытство многих моих читателей, но о яблоке познания добра

и зла, но о яблоке родословном, именем Минны украшенном, - и спешу

удовлетворить его, во-первых, потому, что я хочу нравиться моим читателям,

во-вторых: не таюсь - люблю поговорить о прекрасных, хотя не умею говорить

с ними. Послушайте.

Минна, единственная дочь рыцаря Буртнека, была прелестнейшая девушка.

В ее время Ливония более нынешнего изобиловала красотами, но на

светлокудрых сих красавицах лежала печать бесстрастия. В тени своих

девичьих они расцветали, как пышные тюльпаны, блестя, но не благоухая.

Удаленные не обычаем, но привычкою от мужчин, потому что им нечего было

говорить друг другу, их занятием были одни пересуды; все их тщеславие

ограничивалось нарядами, все честолюбие не стремилось выше верхнего конца

за столом или красного стула на вечеринках. Сердце было у них пятое колесо

в колеснице; ум - такая монета, которую никто не мог оценить, ни разменять;

а потому эпохи жизни своей они считали от балу до балу и приятные

воспоминания поверяли по расходной книжке. Таковы были почти все красавицы

ливонские, но не такова была Минна. Природа, по словам отца ее, не

тростниковый клинок одела в такие красивые ножны. Это "не знаю - что-то

милое" одушевляло черты ее лица, давало величавость ее поступи, ловкость

приемам, сладость речам. Из голубых ее очей, из-под длинных ресниц,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки