Электронная библиотека

нас всех. Но пусть прошлое будет нам уроком для переду. Да будет же отныне

и навсегда запрещено всем без изъятия, не носящим звания рыцаря или

дворянина, въезжать за турнирную решетку.

- Да будет, да будет, - загремели дворяне и рыцари, и герольды под

звуком труб возгласили, что никто, кроме дворян и рыцарей, не может отныне

ломать с ними копья в турнире.

- Так мы сломим их в битве! - зашумели обиженные таким исключением

шварценгейптеры, обнажая мечи.

- А! коли так, бейте черноголовых! - закричали рыцари.

- Рубите пустоголовых! - восклицали шварценгейптеры, кидаясь к ним

навстречу, и вмиг мечи запрыгали по латам и бой завязался.

Вопли женщин, клятвы противников, громы оружия огласили воздух.

Теснота умножала тревогу, конные и пешие, латники и невооруженные, бойцы и

миротворцы смешались, и все орудия от рук до копий были в деле. Обиженное

самолюбие и неуклонная гордость подстрекали сражающихся, вино и гнев

ослепляли всех, ожесточение росло. Напрасно гермейстер просил, уговаривал,

повелевал; напрасно, крича и топая ногами, бросил свой жезл, даже шляпу и

мантию на ристалище в знак закрытия турнира, - никто не слушал, никто не

замечал его. Наконец усталость сделала то, чего не могли совершить ни

моления жен, ни приказы старших. Обе стороны склонились на увещания доброго

бургомистра Фегезака, и противники разошлись, грозя друг другу мечами и

взорами. Опустелое побоище усеяно было перьями и шпорами, рыцарскими и

дамскими украшениями. К счастью, теснота помешала дальнему убийству, ибо

сражение превратилось в борьбу; говорят, немногие заплатили яшз-нию за эту

игрушку.

Эдвин все еще лежал в смертном обмороке от сильного ушиба и бури

чувств. Подле него на коленях стояла прелестная Минна, забыв весь мир для

любезного и ничему не внимая, кроме чуть слышного биения его пульса;

Лонциус, ухаживая на Эдвином, уговаривал беснующегося Буртнека, который

всем тогда известным светом клялся, что он не отдаст Эдвину дочери, хотя он

и остался победителем.

- Но ваше слово, барон, ваше рыцарское слово!

- Но мои предки, г. доктор, мои предки! Лучше не сдержать слова, чтобы

поддержать имя. Коротко сказать, Эдвин очень высоко задумал; я вовек не

выдам Минны за человека без славного имени.

- Зато с доброю славою.

- За человека, у которого родословная в счетной книге, у которого нет

герба.

- У него их тысячи, барон, и все на золотом поле.

- Хоть весь он рассыпься червонцами, - я не соглашусь раздвоить

[Ecarteler - геральдическое выражение. - Примеч. автора.] свой щит с

вывескою.

- Вспомните, барон, что Эдвин кровью выручил вам отнятое Унгерном,

неужели за великодушие заплатите вы неблагодарностию?

- Добродетель - не титул...

- Мы производим его в командоры шварценгейптеров! - гордо возразили

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки