Электронная библиотека

меч.

- Благородный рыцарь, - сказал гермейстер Бруггеней, стоя, - ты,

оказал свою силу, свое искусство и великодушие; покажи нам победное лицо

свое для принятия награды!

- Уважаемый гермейстер! важные причины запрещают мне удовлетворить

ваше любопытство.

- Таковы уставы турнира.

- В таком случае я отказываюсь от прав своих и сердечно благодарю

судей за честь, которою не могу воспользоваться.

Сказав это, неизвестный с поклоном отворотился от гермейстера...

- Храбрый паладин! - сказала тогда трепещущая судьбы своей Минна,

наполняя кубок вином венгерским. - Неужели откажетесь вы ответствовать на

мой привет за здоровье победителя?.. Как царица праздника, я требую

повиновения, как дама,, прошу вас...

Она отпила и поднесла кубок к незнакомцу.

- Нет, нет! - говорил тот, отводя рукою бокал; видно было, что страсти

сражались в нем, - он колебался. - Минна! - воскликнул он наконец, хватая

кубок, - да будет!.. Я выпил бы смерть из чаши, которой коснулись вы

устами... Вожди и рыцари! За здравие и счастье царицы красоты!

При громе труб незнакомец поднял наличник...

VI

Не встанешь ты из векового праха,

Ты не блеснешь под знаменем креста.

Тяжелый меч наследников Рорбаха ,

Ливонии прекрасной красота.

Н. Языков

[Рорбах был первым магистром Ордена лифляндских меченосцев

(Schwert-Briider). - Примеч. автора.]

Происшествие, которое представляю теперь, было в 1538 году, то есть

лет пятнадцать спустя после введения лютеранской веры.

Орден крестоносцев ливонских недавно потерял тогда главу свою в

прусском Ордене, преданном Сигизмунду, и уже дряхлел в грозном одиночестве.

Долгий мир с Россиею ржавил меч, страшный для ней в руке Плеттепберга.

Рыцари, вдавшись в роскошь, только и знали, что полевать да праздничать, и

лишь редкие стычки с новогородскими наездниками и варягами шведскими

поддерживали в них дух воинственный. Впрочем, если они не наследовали

мужества предков, зато гордость их росла с каждым годом выше и выше. Дух

того века разделил самые металлы на благородные и неблагородные; мудрено ли

ж, что, уверяя других, рыцари и сами, от чистой души, уверились, что они

сделаны по крайней мере из благородной фарфоровой глины. Надо примолвить,

что дворянство, образовавшееся тогда из владельцев земель, много тому

способствовало. Оно доискивалось слиться с рыцарством, следовательно,

возбуждало в оном желание исключительно удержать за собою выгоды, которые,

бог знает почему, называло правами, и нравственно унизить новых соперников.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 Электронные библиотеки